Примечание. Автор оставляет за собой право до выхода книги из печати менять её компоновку и содержание размещённых на сайте глав и приложений.

2. «ИНФЛЯЦИЯ» В РОССИИ С 1990 ПО 2002 ГОДЫ

         Мальчик:

         «А король-то голый!».

         Г.Х.Андерсен

2.1. Издержки и цена

         В моей книге л. 1 в статье «Открытое письмо Советнику Президента  РФ Илларионову А.Н.» и журнале «Российская федерация – сегодня» № 20 за 2001 г показано, что

после начала реформ конца 20 века (после 91 г) в России В ОСНОВНОМ была «инфляция издержек» (в общепринятом определении, например «Экономикс» л. 3).

         Этот же вывод можно сделать, прочитав статью Д.Р. Белоусова, опубликованную в журнале «Проблемы прогнозирования» – л. 6.

         Прежде чем приступить к комментарию, важно заметить, что

рост уровня цен не означает равного роста цен на все товары и услуги.

Об этом написано, в том числе, в «Экономикс»: «Что такое инфляция? Инфляция это повышение общего уровня цен. Это, конечно, не означает, что повышаются обязательно все цены. Даже в периоды довольно быстрого роста инфляции некоторые цены могут оставаться относительно стабильными, а дру­гие падать. Например, хотя в 1970—1980 гг. наблю­дался высокий уровень инфляции, цены на такие товары, как видеомагнитофоны, цифровые часы и персональные компьютеры, фактически были сни­жены. Действительно, как мы вскоре увидим, одно из главных больных мест инфляции — это то, что цены имеют тенденцию подниматься очень нерав­номерно. Одни подскакивают, другие поднимаются более умеренными темпами, а третьи вовсе не под­нимаются» (л. 3, т. 1, с. 163-164). Поэтому

представляется ошибочным ВСЕГДА объяснять рост уровня цен («инфляцию») макроэкономическими (денежными) показателями.

         Если бы уровень цен повышался из-за того, что "Слишком много денег охотится за слишком малым коли­чеством товаров" (л. 3, т. 1, с. 165), то тогда увеличивались бы цены на все товары в равной пропорции. В связи с этим

ПРИЧИНЫ роста уровня цен («инфляции») будем искать в ПРИЧИНАХ роста цен на отдельные товары и услуги.

         Критика мнения, что уровень цен не зависит от изменения цен на отдельные товары и услуги, в 4.3.

         ГЛАВНАЯ ПРИЧИНА роста цен на отдельные товары, вызывающая «инфляцию издержек» по произведённому нами делению «инфляции», названа в моей книге л. 1 в статье «Открытое письмо Советнику Президента  РФ Илларионову А.Н.»: «…

Продавать СЕБЕ В УБЫТОК, практически нет желающих.

Поэтому при увеличении издержек производства товаропроизводитель  ВЫНУЖДЕН увеличивать цену товара НЕЗАВИСИМО от спроса на него.

Если при этом ПОКУПАТЕЛЬНАЯ СПОСОБНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ не увеличивается, то спрос на увеличившиеся в цене товары и услуги падает, и товаропроизво­дители ВЫНУЖДЕНЫ уменьшать предложение товара» (с. 133).

         Это подтверждают факты статьи «От того, что продукты дорогие, их больше не становится» в газете «Известия»   17 от 21 января 1992 г:

         «В Ростове-на-Дону, рассказы­вает наш корреспондент В. Бут, возникла конфликтная ситуация в магазине-салоне для ветера­нов и инвалидов. Прежде мясо стоило здесь семь рублей за ки­лограмм, сейчас мясокомбинат поставил его по 84 рубля, еще 15 процентов накинул торг — получилось: под сотню за кило­грамм. А тут еще привезли пол­тонны колбасы по 53 рубля. Обескураженные клиенты взроптали и покупать что-либо отка­зались. Торг подержал продукты на прилавке пару дней и развез колбасу по обычным магазинам, для которых она сегодня даже дешевая. А завод попросили больше пока колбасы не приво­зить. Позвонили и на мясоком­бинат: «Заберите свое мясо, пусть оно у вас гниет...».

         На колбасном заводе обста­новка тоже тревожная. Обычно отсюда Ростову поставляли в день до 60 тонн продукции.

         Сегодня, говорит зам. дирек­тора Г. Горшенева, выработа­ли 26 тонн, но продали только 10, остальное нам вернули. При­дется останавливать производ­ство, отказываться от продук­ции мясокомбинатов, многие из них уже стоят... Цены меняли уже четыре раза, и конца не видно. Кое-что удалось удеше­вить за счет других, деликатес­ных видов продукции. Но из ми­зерного общего количества по­лучается мало дешевого. Так что среднему покупателю наша продукция окажется не по кар­ману, хотя завод и без того в проигрыше

         Первые столкновения с новыми ценами ввергают кресть­ян в тревогу. Десятикратное увеличение цен на строймате­риалы,  автотранспорт, восьмикратное — на комбайны, не го­воря уже о горючем, электро­энергии, заставляют производи­телей сельхозпродукции паниче­ски взвинчивать цены, беря их порой с потолка.

         Но беспредельно цены не взвинтишь. В Саратовской обла­сти, как, впрочем, и в ряде других регионов, они уже пони­жены на некоторые продукты. Колбаса дорогая, к примеру, не пошла. В два раза пришлось торговле снизить свои надбавки. Почти в три раза снизил коэф­фициент рентабельности и мясо­комбинат. Но и тут палка о двух концах: теперь нет никакой воз­можности расширять производ­ство» (выделено мной – ВИД).

         Здесь необходимо отметить следующее. Снижение торговых надбавок, снижение коэффициента рентабельности приводит не только к уменьшению богатства владельцев торговых точек, владельцев предприятий (это, естественно, относится не к январю 92 г, когда в России было очень мало частных торговых точек и предприятий), но и к увольнениям наёмных работников, уменьшению зарплаты оставшихся работников, если они это позволяют.

         Один из примеров этого мы найдём в статье «Сколько сегодня денег в чужом кармане» в газете «Известия» № 51 от 29 февраля  1992 г: «В магазинах Воронежа, как и  везде, после январского прыж­ка цены остановились и даже снизились… На днях стало известно, что зарплаты жиркомбинатовцев снижены в четыре раза».

         В то же время снижение прибыли предприятий не позволяет осуществлять меры по увеличению производительности труда, по ЗНАЧИТЕЛЬНОМУ снижению издержек производства. В скобках замечу: (незначительное снижение издержек, не связанное с финансированием, даёт незначительный эффект). Всё написанное в данном абзаце подтвердили события в России после 91 г, когда вследствие либерализации цен увеличились издержки производства и снизилась производительность труда и качество товаров и услуг на предприятиях, где цены не увеличивали в полном соответствии с ростом издержек (себестоимости). А таких предприятий было большинство.

         Это отмечено и Д.Р. Белоусовым: «…. Одновременно спад производства сопровождался снижением эффективности (производительности труда, уровня загрузки мощностей и т.д.), что обусловило рост издержек и, соответственно, возникновение дефицита доходов товаропроизводителей. Этот дефицит не позволяет в новых условиях обеспечить нормальный ход воспроизводства» (л. 6, с. 21). К сожалению, в этой цитате ОШИБОЧНО написано, что рост издержек, дефицит доходов товаропроизводителей возник вследствие спада производства и снижения эффективности, что меняет местами истинные причину и следствие. Хотя необходимо признать, что уменьшение объёма производства чаще всего приводит к увеличению издержек (это зависит от факторов производства на конкретном предприятии). Однако это не является ПЕРВОПРИЧИНОЙ увеличения издержек в России в 92-ом и последующих годах. Также частично можно согласиться с Белоусовым, что увеличение издержек и возникновение дефицита доходов товаропроизводителей вследствие спада производства «не позволяет в новых условиях обеспечить нормальный ход воспроизводства».

         Снижение объёмов производства из-за увеличения издержек вследствие либерализации цен в 92 г наблюдалось во всех бывших республиках СССР. Это подтверждает статья «Барана  не  купишь – он теперь  кусается» в газете Известия № 39 от 15 февраля 1992 г «По словам директора завода «Электробытприбор» В. Кандаурова, предприятие в этом нель­зя упрекать. Новая система на­логообложения так теперь давит на производителя, что ему ни­чего не остается, как либо во­обще сворачивать производство, либо повышать цены, рискуя при этом не найти спроса на свою продукцию.

         Безусловно, появившиеся в продаже товары по столь высо­ким ценам отнюдь не воодушев­ляют людей на покупки. За два­дцать дней января всем кара­гандинским магазинам удалось продать 1,5 тонны мяса. Практи­чески не расходятся колбасы, цены на которые пока не сни­жаются. Мясокомбинаты в от­чаянии — им приходится оста­навливать линии, сокращать про­изводство».

         Заметьте, как правило, при уменьшении спроса из-за увеличения цен в связи с увеличением издержек, уменьшают не цены, а объём производства. Конкуренция при этом «не работает», т.к. издержки увеличиваются у всех производителей.

         Однако Д.Р. Белоусов несколько по-другому объясняет механизм роста цен и спада производства:

         «Механизм формирования инфляционного потенциала выглядит следующим образом. Удорожание затратообразующих ресурсов (энергоносителей, рабочей силы, сырья и материалов, услуг транспорта и др.) означает для предприятий прямой рост номинальных затрат, а следовательно, сужение (при условии постоянного объема производства, полной оплаты за потребляемые ресурсы, стабильных цен на выпускаемую продукцию и т.п.) располагаемых доходов, вплоть до убыточности. Соответственно возникает объективная потребность в балансировании оттока финансовых ресурсов за счет повышения цен, что равнозначно извлечению инфляционного дохода. Заметим, что блокирование такого повышения цен (эффект "подавленной инфляции предложения"), как уже говорилось, автоматически предопределяет либо спад производства, либо скачок неплатежей, либо падение рентабельности, что и наблюдалось на практике.

         Итак, в каждый конкретный период времени удорожание ресурсов задает тот уровень цен, при котором товаропроизводители не только покрывают издержки, но и могут создать накопления, хотя бы для простого воспроизводства. Это означает, что в экономике цены ограничены не только сверху – за счет макроэкономического объема спроса, но и снизу – за счёт динамики издержек и цен на потребляемые ресурсы» (л. 6, с. 25).

См. рис. 1 – схема механизма «инфляции» (л. 6, с. 21).

         Главное отличие понимания механизма «инфляции» между мной и Белоусовым состоит в том, что он необоснованно от микроэкономики переходит к макроэкономике. Об ошибочности макроэкономической причины роста цен при «инфляции издержек» говорилось выше. Также об этом будет написано и в других разделах книги. Цены ограничены не «макроэкономическим объемом спроса», а спросом на конкретные товары и услуги, который, конечно, зависит и от количества денег в стране, но спрос этот не пропорциональный. Т.е. Белоусов в рассмотрении механизма «инфляции» перепрыгивает через важный этап в динамике роста цен. Комментарий ниже.

         Но главное даже не в этом, а в том, что написанное Белоусовым: «блокирование такого повышения цен (эффект "подавленной инфляции предложения")» означает, что можно денежной политикой остановить рост цен, что в корне не верно. Как написано выше, и что подтверждают цитаты из газет, рост цен при ЗНАЧИТЕЛЬНОМ увеличении издержек происходит независимо от спроса, и, следовательно, независимо от денежной политики правительства страны. Другое дело, что величину роста цен («инфляции») можно ограничить монетарными методами, но предотвратить «инфляцию» при ЗНАЧИТЕЛЬНОМ росте издержек невозможно. Комментарий ниже.

         Вторая неточность заключается в том, что, также как мы, считая, что рост издержек ТРЕБУЕТ повышения цен, Белоусов тем не менее пишет об альтернативе «при условии постоянного объема производства, полной оплаты за потребляемые ресурсы, стабильных цен на выпускаемую продукцию» сужения «располагаемых доходов, вплоть до убыточности». Пожалуй, с такой альтернативой можно согласиться за исключением совмещения удорожания затратообразующих ресурсов, постоянного объёма производства, полной оплаты за потребляемые ресурсы, стабильных цен на выпускаемую продукцию. Наше несогласие объясняется тем, что всегда рост издержек без роста цен (при прочих равных условиях) приводит к спаду производства, что, к сожалению, Белоусов в этом месте не учитывает. Однако на практике такая альтернатива крайне редка. Комментарий ниже.

         То, что при увеличении издержек уменьшается объём производства при прочих равных условиях давно известно экономической науке. Например, об этом написано в книге «Экономика»: «Одним из основных элементов кривой предложения явля­ются издержки производства. Если производственные затраты ниже рыночной цены, то производителю выгодно поставлять большой объем товара. Если же они выше рыночной цены, предприятия производят меньшее количество товара, пере­ключаются на производство других товаров или просто прекращают свою деятельность.

         В первую очередь издержки производства определяются ценами на ресурсы и техническим прогрессом. Цены на такие ресур­сы, как труд, энергия или оборудование действительно оказы­вают большое влияние на издержки производства при данном уровне выпуска. Например, когда в 70-х годах цены на нефть резко увеличились, это привело к повышению цен на энер­гию, потребляемую производителями, в результате чего увеличились их производственные издержки и уменьшилось их предложение. В результате существенного снижения цен на компьютеры за последние три десятилетия, предпринимате­ли стали интенсивно заменять ручной труд компьютерным там, где это было возможно, например, при начислении зар­платы и проведении других бухгалтерских операций» (выделено полужирным мной – ВИД) (л. 16, с. 65-66).

         К сожалению, авторы «Экономики» не учитывают, что при росте издержек предприятия, прежде чем прекратить производство, увеличивают цены, что снижает объём производства, если доходы потребителей не возрастают. То есть увеличение цены первично, а снижение производства и предложения вторично. Комментарий ниже и в последующих главах.

         Это утверждение справедливо как для «ценоискателей», так и для «ценополучателей» (о терминах в гл. 4 «Инфляция» и макроэкономика), причём для «ценополучателей» механизм роста цен при увеличении издержек при прочих равных условиях несколько другой, о чём ниже. При этом надо учесть, что «ценополучателей», по-моему, намного меньше, чем «ценоискателей».

Если предприятие не может увеличить цену товара выше возросшей себестоимости, то оно прекращает производство этого товара,

если не может финансировать его производство за счёт других товаров. Альтернативой является снижение издержек (себестоимости) за счёт уменьшения цены трудовых ресурсов.

         Подтверждение выделенному в рамку утверждению мы найдём в статье «Лекарства: ситуация не безнадёжна» в газете «Известия» от 22 февраля 1992 г № 45: «…А иные производители заявляют без обиняков: если ле­карства из-за дороговизны не будут находить спроса, цены снижать не будут — их просто перестанут выпускать...».

         Один из многочисленных примеров финансирования убыточных производств за счёт других производств привел член высшего совета партии «Правое дело» Алексей Волин в передаче «К барьеру», показанной по НТВ телеканалу 25 декабря 08 г. Он сказал, что российские олигархи финансируют производство на убыточных угольных шахтах. На это ведущий Владимир Соловьёв сказал, что убыточные шахты надо закрывать. Я считаю это высказывание грубейшей ошибкой. Комментарий в следующих главах.

         Другим примером может служить продажа в 2009 г и ранее в Москве в супермаркетах «Виктория» дешёвого хлеба, который продаётся ниже цены производителя, чтобы привлечь в супермаркет относительно бедных покупателей в надежде, что они увеличат товарооборот других продуктов.

         Однако в «Экономике» написано: «Если же они (производственные затраты – ВИД) выше рыночной цены, предприятия производят меньшее количество товара, переключаются на производство других товаров или просто прекращают свою деятельность» (л. 16, с. 65) и «Наше общее правило предложения предприятия оставляет без внимания одну возможность: цена может оказаться настолько низкой, что предприятие предпочтёт скорее прекратить свою деятельность, нежели работать в убыток…» (л. 16, с. 145 параграф «Общие издержки и условие закрытия предприятия»). Это необходимо считать ошибкой, т.к. на самом деле

для прекращения производства имеет значение отношение объёма производства, имеющего спрос при цене, обеспечивающей минимальную рентабельность, и минимального объёма производства, при котором это производство возможно.

         Ошибочное мнение, что предложение товара или услуги зависит от рыночных цен, вызвано непониманием того, что рыночные цены непостоянны и зависят, в том числе, от объёма поставок (предложения) товара или услуги. О зависимости предложения от цены в главах, посвящённых предложению и спросу.

*

Главный Закон Рынка (ГЗР)

         В моей книге л. 1, с. 63 в письме от 1.04.02 депутату ГД ФС РФ Боосу Г.В. КОПИЯ: "МП" Льву Московкину) написано:

«"Цены ВСЕГДА и ТОЛЬКО изменяются при изменении разницы (положительной или отрицательной) между спросом и предложением".

При этом необходимо учитывать, что

цена товара или услуги не может быть меньше себестоимости,

т.к. в противном случае НЕВОЗМОЖНО ВОСПРОИЗВОДСТВО товара или услуги…». Похожие утверждения есть и в других местах л. 1.

         Выделенное в рамку утверждение я назвал Главным Законом Рынка (ГЗР). В этой главе уже писалось о второй части Главного Закона Рынка (ограничении цены снизу). Его первая часть (в кавычках) – известный с начала рыночных отношений Закон спроса и предложения с добавлением «ВСЕГДА и ТОЛЬКО».

         Этот закон я сформулировал самостоятельно. Впервые о его существовании я узнал в 80-х годах 20-го века от Павла Григорьевича Бунича, который приезжал с лекцией на завод «Динамо» им. С.М. Кирова, где я работал инженером-конструктором. После лекции я рассматривал ситуацию, когда производству необходимо какое-то комплектующее изделие (материальный ресурс), без которого производство встанет. Ясно, что потребитель дефицита в этом случае готов заплатить за него любые разумные деньги.

         Затем о том, что цены изменяются в соответствии с изменением разницы между спросом и предложением я прочитал в книге л. 17: «Маркс К. К критике политической экономии. – М.: Политиздат, 1984. – 207 с.» на с. 50. В последующем, я придумал, в соответствии со ЗДРАВЫМ СМЫСЛОМ, свою формулировку Закона об изменении цен в соответствии с разницей между спросом и предложением, забыв, что КОНКРЕТНО написано у Маркса. Больше того, в своей книге л. 1 я приписал СВОЮ  ФОРМУЛИРОВКУ  Карлу Марксу и даже в некоторых местах я назвал Закон спроса и предложения формулой Карла Маркса.

         На самом деле я прочитал следующее: «В-третьих: Рыночная цена товаров падает ниже или под­нимается выше их меновой стоимости вместе с изменением отношения между спросом и предложением. Поэтому меновая стоимость товаров определяется отношением спроса и предло­жения, а не содержащимся в этих товарах рабочим временем. В действительности в этом странном заключении лишь ставится вопрос, каким образом на основе меновой стоимости разви­вается отличная от нее рыночная цена, — или, вернее, каким образом закон меновой стоимости осуществляется только в своей собственной противоположности. Эта проблема разре­шается в учении о конкуренции» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., том 13, с. 48).

         Затем о зависимости цены от разницы между предложением и спросом (в современной терминологии) я прочитал в книге л. 18: «Смит Адам. Исследование о природе  и  причинах богатства на­родов (книги IIII).— М.: Наука, 1992.— 572 с.» (с. 174-177, книга 1, глава VII "О естественной и рыночной цене товаров"):

«4      Когда цена какого-либо товара не больше и не меньше того, что достаточно для оплаты — в соответст­вии с их естественными нормами — земельной ренты, вознаграждения за труд и прибыли на капитал, упот­ребленный при добывании, обработке и доставке этого товара на рынок, он продается, можно сказать, по своей естественной цене.

5              Товар в таком случае продан в точности за столь­ко, сколько он стоит, то есть во что он действительно обошелся тому лицу, которое доставило его на рынок; ибо, хотя в обыденной речи так называемые издержки производства товаров не включают в себя прибыль того, кто их перепродает, все же, если он продает товар по цене, не дающей ему обычную в его местности норму прибыли, он, очевидно, потеряет от такой торговой сделки, поскольку мог бы эту прибыль получить, приме­нив свой капитал каким-либо иным образом. Его при­быль, кроме того, составляет его доход, правомерный источник его существования. Подобно тому как он при изготовлении и доставке на рынок своих товаров аван­сирует своим работникам их заработную плату или средства их существования, он точно таким же образом авансирует и самому себе средства своего существова­ния, которые обычно находятся в соответствии с той прибылью, какую он имеет основания ожидать от прода­жи своих товаров. И потому, если товары не приносят ему ожидаемую прибыль, вполне можно сказать, что они не возвращают ему того, чего они действительно ему стоили.

6                      Поэтому хотя цена, доставляющая ему эту при­быль, не всегда представляет собой самую низкую, за которую торговец соглашается продавать свои товары в отдельных случаях, она является самой низкой ценой, по которой он согласен продавать их сколько-нибудь продолжительное время — по крайней мере там, где су­ществует полная свобода или где он может при желании менять занятие по своему усмотрению.

7        Фактическая цена, за которую обычно продается товар, называется его рыночной ценой. Она может или превышать его естественную цену, или быть ниже ее, или же в точности совпадать с ней.

8        Рыночная цена каждого отдельного товара определяется соотношением между количеством, фактически доставленным на рынок, и спросом на него со стороны тех, кто готов уплатить его естественную цену, то есть полную величину ренты, труда и прибыли, которые над­лежит оплатить для того, чтобы товар доставлялся на рынок. Эти лица могут быть названы действенными

по­купателями, а их спрос — действенным спросом, так как этот спрос достаточен для того, чтобы вызвать по­ставку товара на рынок. Он отличается от абсолютного спроса. Про очень бедного человека можно в известном смысле сказать, что у него налицо спрос на карету с ше­стеркой лошадей; он был бы не прочь иметь ее, но его спрос не является действенным спросом, ибо для его удовлетворения товар ни в коем случае не может быть доставлен на рынок.

9              Когда количество доставленного на рынок товара не покрывает действенного спроса, лица, согласные за­платить полную величину ренты, заработной платы и прибыли — что необходимо для доставки товара на ры­нок,— не могут получить того количества товара, какое им нужно. В таком случае, не желая совсем остаться без товара, некоторые из таких лиц предпочитают запла­тить за него несколько больше. Среди них сейчас же на­чнется конкуренция, и рыночная цена поднимется срав­нительно с естественной ценой более или менее в зави­симости от того, в какой мере недостаток предложения либо богатство и расточительность покупателей, разо­греют пыл соперничества. Среди конкурентов, равных по богатству и расточительности, определенная нехватка товара обыкновенно вызывает более или менее обост­ренное соперничество, смотря по «тому, насколько важ­ным окажется для них приобрести этот товар. Отсюда непомерно высокая цена предметов необходимости во время осады города или во время голода.

10             Когда количество товара, доставленного на ры­нок, превышает действенный спрос, он не может быть полностью продан тем лицам, кто готов заплатить полную величину ренты, заработной платы и прибыли, не­обходимых для доставки товара на рынок. Некоторая часть товара должна быть продана тем, кто склонен за­платить меньше этой суммы, и более низкая цена, дава­емая ими, непременно понизит цену общего количества товара. Рыночная цена опустится ниже естественной це­ны более или менее, в зависимости от того, насколько избыток предложения обостряет конкуренцию между продавцами, или смотря по тому, насколько важным окажется для них быстрее сбыть этот товар. Избыточный ввоз скоропортящихся продуктов, например апель­синов, вызовет гораздо большую конкуренцию, чем та­кой же ввоз товаров непортящихся, например железного лома.

11             Когда товар доставлен на рынок в количестве, как раз достаточном для удовлетворения действенного спроса, рыночная цена полностью или почти — на­сколько об этом можно судить — совпадает с естествен­ной ценой. Все наличное количество товара может быть реализовано по этой цене и не более того. Конкуренция между различными торговцами заставляет их принять эту цену, но не менее того.

12             Количество каждого товара, поставляемого на ры­нок, естественно приспосабливается к действенному спросу на него. Все лица, которые употребляют свою землю, труд или капитал для поставки на рынок какого-нибудь товара, заинтересованы в том, чтобы количество его не превышало действенного спроса, а все остальные заинтересованы в том, чтобы оно никогда не падало ни­же этого спроса.

13             Если в какой-либо момент количество товара на рынке превышает действенный спрос, та или другая из составных частей его цены неизбежно будет оплачена ниже своей естественной нормы. Если это рента, то ин­терес землевладельцев немедленно побудит их изъять из обработки часть их земли, а если это заработная плата или прибыль, то интерес рабочих в одном случае и ин­терес их нанимателей в другом побудит изъять из упот­ребления часть их труда или капитала. Количество то­вара, доставляемого на рынок, скоро окажется как раз достаточным, чтобы обеспечить действенный спрос. Все различные части его цены повысятся до размеров своей естественной нормы, а вся цена в целом — до естест­венной цены товара.

14             Если бы, напротив, в какой-либо момент количе­ство товара, доставленного на рынок, упало ниже дейст­венного спроса, та или другая из составных частей его цены должна подняться выше своей естественной нор­мы. Если это рента, интерес всех остальных землевла­дельцев естественно побудит их приспособить больше земли для добывания этого продукта; если это заработ­ная плата или прибыль, то интерес всех остальных рабочих и деловых людей скоро побудит их употребить больше труда и капитала для производства и достав­ки этого товара на рынок. Количество товара, до­ставленного на рынок, скоро окажется достаточным для удовлетворения действенного спроса. Все различ­ные части цены товара вскоре упадут до своей естест­венной нормы, а цена в целом — до естественной цены товара.

15       Таким образом, естественная цена представляет собой как бы центральную цену, к которой постоянно стремятся цены всех товаров. Различные случайные об­стоятельства могут иногда держать эти цены много вы­ше ее уровня, а иногда сбивать их даже ниже ее. Но каковы бы ни были помехи, уводящие цены от этого центра покоя и постоянства, те беспрерывно к нему стремятся.

16       В целом объем производственной активности, употребляемой ежегодно для поставки какого-либо рода товаров на рынок, естественно приноравливается таким образом к действенному спросу. Производство естествен­ным образом стремится доставить на рынок всегда ровно столько, сколько достаточно и не более чем достаточно, чтобы обеспечить этот спрос».

         На основании вышеизложенного у меня появилось несколько формулировок Закона спроса и предложения (закона предложения и спроса, как его называли во времена Смита и Рикардо) и его ограничения снизу (ГЗР). Эти формулировки ГЗР я разместил в книге л. 1.

         После написания книги л. 1 у Т. Р. Мальтуса в книге «Опыт о законе народонаселения» (л. 19: «Антология экономической классики. Предисловие, составление И. А. Столярова.— М.: «ЭКОНОВ», «Ключ», 1993—486 с.») на с. 113 я нашёл следующее высказывание:

«Вообще, несомненно, что всякий предмет тем дешевле, чем больше он рас­пространен»,

которое в некоторой степени соответствует Закону спроса и предложения.

         Затем в книге л. 20: «Рикардо Давид. Начала политической экономии и налогового обложения (2-е изд.). // Сочинения. Пер. под. ред. чл.-кор. Акад. наук СССР М.Н. Смит. Т. 1. М.: Госполитиздат, 1955 – 360 с.» на с. 315-316 (глава XXX «О влиянии спроса и предложения на цены») я прочитал об изменении стоимости в зависимости от изменения спроса и предложения:

                " «Мы видели,— говорит г-н Сэй,— что издержки производ­ства определяют низшую цену, по которой могут продаваться товары, цену, ниже которой товары не могут продаваться в течение сколько-нибудь продолжительного времени, так как производство их в этом случае либо совсем прекратилось бы, либо уменьшилось бы» (т.  II,  стр.  26).

                В другом месте он говорит, что так как спрос на золото со времени открытия золотых рудников увеличился ещё в большей степени, чем его предложение, то «цена его, выраженная в товарах, вместо того чтобы упасть в отношении 10 : 1, упала только в отношении 4 : 1». Иначе говоря, вместо того чтобы упасть пропорционально падению естественной цены золота, цена его упала только пропорционально превышению спроса над предложением 1 [1 «Если бы при том количестве золота и серебра, какое имеется в настоящее время, эти металлы служили только для производства по­суды и украшений, они оказались бы в изобилии и были бы дешевле, чем теперь; другими словами, при обмене их на другие товары мы должны были бы отдавать относительно большее количество этих металлов. Но так как большее количество их употребляется для чеканки денег и эта часть их не использовывается ни для какой другой цели, на производство утвари и ювелирных вещей остаётся значительно меньшее количество, и вызванная этим редкость их увеличивает их стоимость» (Say, v. II, р. 316. См.  также прим. к стр. 78)]. «Стоимость каждого товара всегда воз­растает прямо пропорционально спросу и обратно пропорцио­нально  предложению»* (* Say, v. II, р. 395).

                Этого же мнения придерживается и лорд Лодердаль.

                «Изменениям в стоимости может подвергаться всякий пред­мет, обладающий ею. Если бы мы могли на время предположить, что какое-нибудь вещество обладает присущей ему постоянной стоимостью, так что известное количество его имеет всегда и при всяких условиях одинаковую стоимость, то уровень стоимости всех предметов, установленный с помощью этой постоянной меры, изменялся бы соответственно отношению между их количеством и спросом на них; поэтому стоимость всякого товара была бы подвержена изменениям в силу четырёх различных обстоятельств:

                1. Стоимость товара должна была бы увеличиться, если бы уменьшилось его количество.

                2. Стоимость его должна была бы уменьшиться, если бы увеличилось его количество.

                3. Стоимость его могла бы увеличиться, если бы возрос спрос на него.

                4. Стоимость его могла бы уменьшиться, если бы уменьшился спрос  на  него.

                Вполне ясно, однако, что ни один товар не может обладать присущей ему постоянной стоимостью, которая делала бы его пригодным, чтобы служить мерой стоимости всех товаров; человечество вынуждено поэтому выбрать в качестве практи­ческой меры стоимости такой товар, стоимость которого меньше всего подвергается влиянию этих четырёх Обстоятельств, являющихся единственными причинами изменения стои­мости.

                Если, следовательно, мы говорим в обыдённой речи о стои­мости какого-нибудь товара, то последняя может изменяться от одного периода до другого вследствие следующих восьми различных условий:

                1. В силу вышеуказанных четырёх условий, поскольку они оказывают влияние на товар, о стоимости которого идёт речь.

                2. В силу тех же четырёх условий, поскольку они оказывают влияние на товар,  который мы выбрали мерой   стоимости»1".

         Из этой цитаты следует, что цены ОБЯЗАТЕЛЬНО меняются при изменении РАЗНИЦЫ между спросом и предложением. Это же следует из процитированного из л. 1 текста. Впоследствии я изменил своё мнение, хотя оно и соответствовало мнению Лодердаля и Сэя. Теперь я считаю, что, к сожалению,

в моей книге л. 1 Закон спроса и предложения сформулирован неверно.

         Дело в том, что

Закон спроса и предложения является НЕОБХОДИМЫМ условием РОСТА цен («инфляции»).

Если нет положительной разницы между спросом и предложением, то увеличение цены приведёт к затовариванию. Однако при положительной разнице между спросом и предложением увеличивать цены для продавца (производителя) не обязательно, хотя это и приводит к недополучению прибыли и образованию очередей. При отрицательной разнице между спросом и предложением отказ от снижения цены приводит к затовариванию продавца (производителя); в этом случае Закон спроса и предложения является необходимым и достаточным условием уменьшения цены или уменьшения предложения.

         Правильной формулировкой Закона спроса и предложения будет: «Цены изменяются ТОЛЬКО при изменении разницы между спросом и предложением». На моём сайте www.vdorkin.narod.ru на странице «2. ОСНОВНЫЕ УТВЕРЖДЕНИЯ» приведена другая формулировка Закона спроса и предложения с ограничением снизу. Там Главный Закон Рынка (ГЗР) имеет вид:

«ПРИЧИНОЙ изменения рыночной цены товара или услуги ВСЕГДА и ТОЛЬКО является изменение алгебраической РАЗНИЦЫ между спросом (или ожидаемым спросом) и предложением: при превышении спроса над предложением цена увеличивается, при превышении предложения над спросом цена снижается. Однако ЦЕНА ПРОИЗВОДИТЕЛЯ не может быть меньше себестоимости (полных издержек), за исключением случаев ликвидации предприятия».

         Для правильного понимания ГЗР необходимо определить входящие в него ПОНЯТИЯ (термины).

         На сайте www.vdorkin.narod.ru на странице «2. ОСНОВНЫЕ УТВЕРЖДЕНИЯ» написано: «Под ЦЕНОЙ понимается количество денег (национальной валюты) уплаченных за товар или услугу. ПРЕДЛОЖЕНИЕ – это количество (штуки, масса, длина, объём и т.д.) конкретного товара (услуги), поступившего на рынки страны за определённый промежуток времени. СПРОС – это количество (штуки, масса, длинна, объём и т.д.) конкретного товара (услуги), купленного за определённый промежуток времени при спросе не больше предложения; при спросе больше предложения – это ОЖИДАЕМОЕ количество купленного по существующей цене за определённый промежуток времени товара (услуги). Возможен подсчёт разницы между спросом и предложением КОНКРЕТНОГО ТОВАРА (УСЛУГИ) в национальной валюте (деньгах), если за рассматриваемый промежуток времени цена товара (услуги) не менялась». Что я понимаю под себестоимостью – см. л. 1, с. 4; комментарий во второй части книги.

         Однако здесь допущена ошибка: надо рассматривать не рынки страны, а конкретный рынок конкретного товара.

         Необходимо отметить, что Рикардо понимает спрос несколько иначе, чем мы: «Нельзя говорить о возрастании спроса на товар, если не покупается или не потребляется добавочное количество его, и, однако, его денежная стоимость может возрастать при этих условиях…» (л. 20, с. 314). К сожалению, в этом утверждении не рассматривается случай спроса на товар, которого нет в продаже в определённом месте в определённое время. В случае отсутствия товара спрос на него может возрастать, несмотря на то, что товар не только не покупается в большем количестве, но и не покупается вообще.

         Возвращаясь к Адаму Смиту, мы увидим, что спрос в нашем определении Смит в цитируемом тексте назвал действительным спросом: «…спросом на него со стороны тех, кто готов уплатить его естественную цену, то есть полную величину ренты, труда и прибыли, которые над­лежит оплатить для того, чтобы товар доставлялся на рынок. Эти лица могут быть названы действенными по­купателями, а их спрос — действенным спросом, так как этот спрос достаточен для того, чтобы вызвать по­ставку товара на рынок. Он отличается от абсолютного спроса. Про очень бедного человека можно в известном смысле сказать, что у него налицо спрос на карету с ше­стеркой лошадей; он был бы не прочь иметь ее, но его спрос не является действенным спросом, ибо для его удовлетворения товар ни в коем случае не может быть доставлен на рынок» (л. 18, с. 175).
         Также мы можем заметить, что А. Смит, также как мы, считает, что «продавать себе в убыток находится мало желающих» (л. 1, с. 133): «6       Поэтому хотя цена, доставляющая ему эту при­быль, не всегда представляет собой самую низкую, за которую торговец соглашается продавать свои товары в отдельных случаях, она является самой низкой ценой, по которой он согласен продавать их сколько-нибудь продолжительное время — по крайней мере там, где су­ществует полная свобода или где он может при желании менять занятие по своему усмотрению» (л. 18, с. 175). Как видим, Смит пишет о закрытии предприятий, не приносящих нормальную прибыль. Мы же о последствиях превышения себестоимости над существующей ценой пишем, имея в виду время, когда предприятие ещё не закрылось и не перекинуты капиталы для организации (расширения) другого производства. Кроме того, при «инфляции издержек» недостаточно «полной свободы» или «желания менять занятие по своему усмотрению», т.к. издержки возрастают выше бывшей себестоимости (и существующей цены) у подавляющего большинства предприятий. Подробнее – ниже.

         То, что издержки производства являются ограничением Закона спроса и предложения снизу следует и из процитированного выше цитирования  Рикардо Сэя:

         " «Мы видели,— говорит г-н Сэй,— что издержки производ­ства определяют низшую цену, по которой могут продаваться товары, цену, ниже которой товары не могут продаваться в течение сколько-нибудь продолжительного времени, так как производство их в этом случае либо совсем прекратилось бы, либо уменьшилось бы» (т.  II,  стр.  26)" (л. 20, с. 315).

         Чуть выше Рикардо пишет:

         «Цена товаров регулируется в конечном счёте издержками производства, а не, как это часто утверждали, отношением между предложением и спросом. Конечно, отношение между предложением и спросом может временно повлиять на рыночную стоимость товара, пока он не будет предложен в большем или меньшем количестве соответственно возрастанию или уменьшению спроса. Но это влияние будет носить временный характер.

         Уменьшите издержки производства шляп, и цена их в конце концов упадёт до размеров их новой естественной цены, хотя бы спрос на них удвоился, утроился или учетверился. Уменьшите издержки производства средств существования путём уменьше­ния естественной цены предметов пищи и одежды, служащих для поддержания жизни, и заработная плата в конце концов упадёт, несмотря на то, что спрос на рабочих может очень сильно возрасти» (л. 20, с. 314).

         К сожалению, здесь Рикардо рассматривает только уменьшение издержек (себестоимости). Но если применить метод Рикардо к увеличению издержек, то мы получим ограничение Закона спроса и предложения снизу.

         К сожалению, Карл Маркс не понял Рикардо и посчитал, что он отвергает Закон спроса и предложения. Об этом он написал в книге л. 21: «К. Маркс. НИЩЕТА ФИЛОСОФИИ. Ответ на «Философию нищеты» г-на Прудона. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 4» в § 2. «Конституированная, или синтетическая, стоимость» гл. 1 «Научное открытие» (с. 85):

                «Лорд Лодердель исследовал изменения меновой стоимости, исходя из закона предложения и спроса, или редкости и изо­билия по отношению к спросу. По его мнению, стоимость вещи может увеличиваться, когда количество этой вещи уменьшается или когда спрос на нее увеличивается; стоимость может умень­шаться в силу увеличения количества этой вещи или в силу уменьшения спроса. Таким образом, стоимость вещи может изменяться под действием восьми различных причин, а именно: четырех причин, относящихся к самой этой вещи, и четырех причин, относящихся к деньгам или ко всякому иному товару, служащему мерой ее стоимости. Вот как Рикардо опровергает этот взгляд:

                «Стоимость продуктов, составляющих предмет монополии отдельного лица или компании, изменяется в соответствии с законом, который был установлен лордом Лодерделем: она понижается по мере увеличения предложения этих продуктов и повышается вместе с усилением требования на них со стороны покупателей. Цена их не стоит ни в какой необходимой связи с их естественной стоимостью. Что же касается цены тех вещей, которые являются предметом конкуренции среди продавцов и количество которых может быть увеличено в какой угодно умеренной степени, то она в конечном счете зависит не от отношения между спросом и предло­жением, а от увеличения или уменьшения издержек производства» (т. II, стр. 259)».

         А теперь сравним написанное Марксом с первоисточником:

         «Всё это (изменение стоимости в зависимости от отношения предложения и спроса – ВИД) верно по отношению к монополизированным това­рам и фактически по отношению к рыночной цене всех других товаров в течение ограниченного периода времени. Если спрос на шляпы удвоится, цена их немедленно поднимется, но рост этот будет только временным, если только издержки производ­ства шляп, или их естественная цена, в свою очередь не подни­мутся. Если бы естественная цена хлеба упала вследствие какого-нибудь крупного открытия в агрономии на 50%, то спрос не возрос бы в очень значительной степени, так как никто не пожелал бы иметь больше хлеба, чем нужно для удов­летворения потребностей, а если бы не возрастал спрос, то не увеличилось бы и предложение. Товар предлагается не потому только, что он может быть произведён, но потому, что на него существует спрос. Таким образом, мы имеем здесь случай, когда спрос и предложение едва изменились, а если и возросли, то в одинаковой степени; и всё-таки цена хлеба упадёт сразу на   50%,   и   притом   в   такой   период,   когда   стоимость  денег остаётся прежней.

         Цена товаров, монополизированных отдельным лицом или какой-нибудь компанией, изменяется в согласии с законом, который был изложен лордом Лодердалем: она падает пропор­ционально увеличению их количества продавцами и повышается в соответствии с усилением требования на них со стороны по­купателей. Цена их не обязательно связана с их естественной стоимостью. Что же касается цены товаров, составляющих предмет конкуренции, чьё количество может быть увеличено в любой умеренной степени, то она в конечном счёте зависит не от отношения между спросом и предложением, а от увели­чения или уменьшения издержек их производства» (л. 20, с. 316-317).

         Я считаю, что написанное Рикардо и его цитирование К. Марксом – имеет принципиальное различие.

Маркс упустил утверждение Рикардо, что Закон предложения и спроса (или спроса и предложения) имеет место «фактически по отношению к рыночной цене всех других товаров в течение ограниченного периода времени».

         Это очень важное замечание, которое подтверждает существование Закона спроса и предложения.

         Однако Рикардо неправ, что Закон спроса и предложения существует ТОЛЬКО ограниченный период времени.

Ведь есть товары, производство которых увеличить БЫСТРО невозможно.

Например, если в стране произошёл неурожай зерновых, то при отсутствии импорта количество зерна быстро увеличить невозможно. Поэтому в стране до следующего урожайного года будут высокие цены на хлеб.

         Поэтому нельзя согласиться с Рикардо, что Закон спроса и предложения верен только «по отношению к монополизированным това­рам». Ведь в приведённом примере с неурожаем зерновых рост цен не зависит от наличия или отсутствия монополий.

         Скорее всего, Рикардо считал, что Закон спроса и предложения всегда верен «по отношению к монополизированным товарам» исходя из предположения, что монополии могут регулировать предложение товара с тем, чтобы это предложение было меньше спроса (с учётом цены). Я считаю  это неверным посылом. Комментарий в дальнейшем.

         Что касается уменьшения цен при уменьшении издержек (на единицу товара) вне зависимости от изменения разницы между предложением и спросом, то здесь я также не согласен с Рикардо. Уменьшение издержек приводит к первоначальному увеличению предложения товара при неизменном спросе. Это приводит к уменьшению цен, что приводит к увеличению спроса. Так как и при уменьшенной цене производство остаётся высокорентабельным, производитель (производители), стремясь ещё больше увеличить прибыль, опять увеличивает(ют) производство. Это опять уменьшает цену и увеличивает спрос и т.д. Подробнее это будет рассмотрено в дальнейшем.

         Главному Закону Рынка (ГЗР) и его составной части – Закону спроса и предложения будет посвящено несколько глав книги. Здесь необходимо отметить, что в 1890 году Альфредом Маршалом  был сформулирован закон: «При прочих равных условиях чем цена на товар ниже, тем больше на него спрос и тем меньше предложение». Этот закон был назван так же, как и известный с начала рыночных отношений Закон спроса и предложения. Впоследствии вышеприведённый закон Маршала заменили на так называемые «закон спроса» и «закон предложения».

В книге везде под Законом спроса и предложения понимается закон, известный с начала рыночных отношений.

Там, где будет необходимо уточнение, современный закон будет назван «закон Маршала», а известный с начала рыночных отношений закон будет назван «классический Закон».

         В последующем будет приведено ещё много доказательств, что цены изменяются ТОЛЬКО в соответствии с классическим Законом спроса и предложения (с учётом его ограничения снизу). Сейчас есть смысл привести, по-моему, наиболее яркие примеры.

         На аукционах, биржах, включая валютные, цена определяется исключительно по РАЗНИЦЕ между спросом и предложением. Подтверждение этому мы находим в л. 22: «Валютный рынок и валютное регулирование. Учебное пособие / под ред. И.Н. Платоновой. – М.: Издательство БЕК, 1996 – 475 с.», где написано: «Если общий размер предложения иностранной валюты в начале торгов превышает общий размер спроса на неё, то курсовой маклер понижает курс иностранной валюты к рублю, а если общий размер предложения иностранной валюты меньше общего спроса на неё, то курсовой маклер повышает курс иностранной валюты к рублю…» (с. 33). Ведь курс валюты и есть цена валюты (комментарий в 2.2).

         Вторым ярким примером являются мировые цены на нефть, которые меняются ТОЛЬКО в связи с изменением спроса и предложения нефти на биржах. Ведь резкие изменения цены от 10 Д за баррель в 1999 г до 100 Д за баррель в 2008 г ничем другим объяснить нельзя. Это подтверждает написанное на сайте http://www.terra.ru: «Зависимость мировых цен на энергоресурсы с общей мировой ситуацией наглядно показана на графике 1 «Динамика мировых цен на нефть в зависимости от политической ситуации в мире». На данном графике отражается динамика мировых цен на нефть за период времени с 1988 по 2006 годы. Данные графика четко показывают, что все резкие скачки цен на нефть происходили в связи с осложнениями политической ситуации в мире, военными действиями и нестабильными ситуациями в странах-экспортерах. Яркими примерами тут служат такие события, как операция «Буря в пустыне» в 1991, повлекшая за собой взлет цен на нефть в более чем два раза, беспорядки в Венесуэле, заявление США о сокращении запасов нефти, нападение США на Ирак и пр.». Ведь изменение политической ситуации в мире приводит к соответствующему изменению спроса на нефть на биржах, что при неизменном предложении приводит к изменению цены на нефть в соответствии с Законом спроса и предложения.

         Третьим ярким примером являются попытки некоторых банков выйти из финансового кризиса 98 г путём продажи золота за границу. «…За последние несколько месяцев ими продано за рубеж около 13 тонн золота. Кстати, из-за этого, как утверждает агентство Блумберг, цена золота на мировом рынке упала на 2 процента, достигнув самой низкой отметки с начала года» («Известия» 29 августа 1998 года № 161 статья «Золотой червонец идёт на выучку рублю»). Аналогичная ситуация складывается при большом урожае зерновых, часть которого продаётся за рубеж. В этом случае его цена на мировом рынке падает. Так было, например в 2009 г.

         Четвёртым ярким примером являются цены на услуги, которые меняются при значительном изменении спроса. Ведь на столько же изменить предложение сложно: уменьшить нерентабельно, а увеличить невозможно. Поэтому резкое увеличение спроса приводит к увеличению разницы между спросом и предложением, что приводит к резкому увеличению цен, а уменьшение спроса приводит к снижению цен. Об этом в статье «Авиабилеты по выгодной цене» в газете «За Калужской заставой» № 28 20-26 августа 2009 г: «…На самом деле цены на авиабилеты до интересующего вас пункта назначения не яв­ляются неизменной величиной. Они резко ко­леблются в зависимости от сезона, месяца, даты, привязанной к событиям, вызывающим повышенный интерес (ответственные матчи, выставки, карнавалы), различных макро- и микроэкономических факторов. Так, слетать, к примеру, в Нью-Йорк можно за несколько тысяч евро, но вполне доступно и за 250 … Важно учесть, что специальные цены на авиаперелеты предлагаются в определенные периоды. Здесь действуют те же правила, что и на любой распродаже или рекламной акции, то есть они планируются на даты, предполага­ющие снижение покупательской активности, и призваны стимулировать продажи, "перехва­тить" клиента у конкурентов. Кроме того, дей­ствует принцип раннего бронирования. Трудно обнаружить выгодное спецпредложение в раз­гар сезона, срочно и на востребованном на­правлении. Поэтому, чтобы серьезно сэконо­мить на перелете, лучше планировать поездку в межсезонье и заранее».

*

         Однако после появления маргинальной экономики («маржиналистской революции» в экономике) НЕОБОСНОВАННО стали считать, что рыночная цена определяется  ТОЛЬКО спросом (так называемый «закон спроса»). Об этом написано в статье «О рассорившихся сиамских близнецах и экономической политике российского правительства» («Известия» от 4 февраля 1992 г № 29). Доктор экономических наук Александр НЕКИПЕЛОВ, работавший в 92 г заместителем директора Института международных экономических и политических исследований РАН, в этой статье написал: «…В са­мом деле, поставьте себя на место любого производителя в момент единовременной либера­лизации цен. Ничего не извест­но о ценах на сырье и компо­ненты для производимой вами продукции, о заработной плате, которую вы должны будете пла­тить рабочим, о ситуации со спросом. Вам ничего не остает­ся, как взять цену на свою продукцию «с потолка». Хотя объ­ективно подавляющее большин­ство цен чудовищно завышено по отношению к количеству де­нег, находящихся у конечных потребителей, должно пройти время, пока сигнал об этом бу­дет передан по всей воспроизводственной цепочке и вернется назад в виде пониженной цены. Хотя предвидеть, что скачок цен окажется столь сильным, было невозможно, не считаться с ним нельзя. Главная опас­ность сегодня в том, что очень значительная часть нашего об­щества оказалась лицом к лицу с перспективой полной дегра­дации жизненного уровня и да­же голодом. Пассивно ждать в этих условиях, когда наконец скажется неадекватность запра­шиваемых цен уровню доходов населения, означало бы играть с огнем». Выделения, сделанные мною в этой цитате, доказывают, что д.э.н. Некипелов придерживается ошибочной теории, что рыночная цена зависит ТОЛЬКО от спроса.

         Это следует из контекста данной цитаты и не отрицается большинством современных экономистов, хотя о спросе в этой цитате не говорится. но количество денег, находящихся у конечных потребителей и уровень доходов населения определяет спрос. Однако современная экономическая наука не всегда учитывает, что спрос ГЛАВНЫМ ОБРАЗОМ зависит от доходов населения, что будет показано в дальнейшем (см. гл. 3).

         На самом деле в связи со снижением спроса ввиду уменьшения РЕАЛЬНЫХ доходов населения вследствие роста уровня цен («инфляции») уменьшается разница между спросом и предложением, что и приводит к снижению цен. Однако, как утверждается выше, цена не может быть ниже себестоимости.

         Как написано выше и что доказывают приведённые примеры из газет, первоначальная цена при росте издержек у «ценоискателей» назначается независимо от спроса, чтобы обеспечить нормальную прибыль. Об этом написал Д.Р. Белоусов:

         «Инфляционный потенциал представляет собой проявление компенсаторной функции инфляции. Он обусловлен факторами, лежащими внутри процесса воспроизводства, прежде всего дефицитом доходов товаропроизводителей. Подобный подход к определению потенциала инфляции был впервые сформулирован в А.Р.Белоусовым [4. Белоусов Р.А., Белоусов А.Р., Белоусов Д.Р. Инфляция: факторы, механизм, стратегия преодоления // Экономист, 1996. № 4], [6. Экономический мониторинг России. Глобальные тенденции и конъюнктура в отраслях промышленности. Бюллетень № 4-5. М.: ИНП РАН, 1995]. Его можно определить, как уровень инфляции, который при данном удорожании первичных ресурсов обеспечивает товаропроизводителям уровень финансовых ресурсов, необходимый для простого воспроизводства» (л. 6, с. 23).

         Как отмечено выше, при увеличении издержек у «ценополучателей» рост цены происходит несколько по-другому, чем у «ценоискателей». При росте издержек они действительно, как написано в приведённой цитате из «Экономики», ВНАЧАЛЕ уменьшают объём производства. Это вызвано недостатком денег для покупки подорожавших материальных ресурсов и невозможностью для «ценополучателей» увеличения цены. Однако, когда вследствие увеличения издержек БОЛЬШИНСТВО «ценополучателей» уменьшают предложение, возникает положительная разница между спросом и предложением (если не уменьшится спрос на их продукцию вследствие снижения покупательной способности населения, т.е. при прочих равных условиях), тогда все «ценополучатели» в соответствии с Законом спроса и предложения (часть ГЗР) имеют возможность увеличить цену, становясь «ценоискателями».

         Однако, если при увеличении издержек и уменьшении предложения до минимально возможного у «ценополучателей» в связи с увеличением уровня цен в стране («инфляцией») уменьшится спрос на рассматриваемый товар (услугу), при котором возникнет отрицательная разница между спросом и предложением, то «ценополучатели», становясь «ценоискателями», будут ВЫНУЖДЕНЫ уменьшить цену. Если при уменьшении цены до себестоимости плюс нормальная прибыль останется отрицательная разница между спросом и предложением, то предприятие прекращает производство товара или услуги, если не будет финансирования из постороннего источника.

         Альтернативу возможности замены рассматриваемого товара (услуги) на рынках страны на другой товар (услугу) сейчас рассматривать не будем.

         Поэтому ошибочно написанное Некипеловым в приведённой цитате: «Хотя объ­ективно подавляющее большин­ство цен чудовищно завышено по отношению к количеству де­нег, находящихся у конечных потребителей, должно пройти время, пока сигнал об этом бу­дет передан по всей воспроиз­водственной цепочке и вернется назад в виде пониженной цены». Цены в 92 г В ОСНОВНОМ были не завышены, а определялись издержками производства, и снижались при уменьшении спроса только, когда разница между ценой и себестоимостью была выше нормальной прибыли, что наблюдалось очень редко. Очень часто нормальная прибыль уменьшалась до нуля, и цена достигала себестоимости.

         То же наблюдалось и после 92 г, хотя после того, как многие предприятия прекратили производство, оставшиеся, в основном, не снижали цену до себестоимости. Я лично наблюдал, как планово-экономический отдел предприятия, где я работал, ПОСТОЯННО увеличивал цены предприятия после роста издержек, чтобы рентабельность была 8 процентов. Я думаю, что так поступали на БОЛЬШИНСТВЕ предприятий.

         К сожалению, это не замечали «кабинетные учёные», утверждавшие, что цены в России росли из-за увеличения доходов населения, т.е. из-за «инфляции спроса». Должно быть, ПРИЧИНА этого в том, что

большинство людей видят только то, что желают видеть, и не видят то, что не желают видеть.

         Например, сторонники владения оружием в целях самообороны видят оружие ТОЛЬКО у себя и не видят оружия у преступников, посягающих на их собственность или их жизнь. На самом деле в случае разрешения носить оружие всем (за исключением несовершеннолетних, душевнобольных и пр.) обладание оружием не достигает цели самообороны. Об этом не задумываются сторонники владения оружием в целях самообороны в виду того, что не желают видеть оружие у нападающих на них. Поэтому они не рассматривают случаи нападения на них человека, также владеющего оружием. Ведь преступник, владеющий оружием, не позволит не только в него выстрелить, но просто достать пистолет или «взвести курок». Сторонники владения оружием в целях самообороны не желают рассматривать случаи, когда вспыльчивые люди могут необоснованно применить оружие. В этом, а также в других случаях внезапности нападения, владеющий оружием опоздает с его применением.  Поэтому сторонники владения оружием в целях самообороны не хотят понять, что разрешение владеть оружием ВСЕМИ приводит к уменьшению их безопасности. Сторонники владения оружием в целях самообороны не желают рассматривать другие случаи, когда они не могут применить оружие ввиду внезапности нападения. Были случаи, когда преступник, владеющий ножом, обезоруживал жертву, владеющую нарезным оружием. Преступники с целью завладения оружием нападали даже на милиционеров, профессионалов владения огнестрельным оружием.

         Другим примером выделенного последней рамкой утверждения является экс-чемпион мира по шахматам, политический деятель, основатель «Объединённого гражданского фронта» Гарри Кимович Каспаров, который заявил несогласие с большим количеством поданных за Путина голосов на выборах Президента России, т.к. считал, что он в то время не пользовался такой популярностью у россиян. Каспаров не пожелал видеть, что БОЛЬШИНСТВО россиян считают Путина В.В. лидером России. Не желают видеть популярность Путина у народа и другие оппозиционеры.

         Многие люди считают выгодным для всех жителей страны уменьшение цен в стране. К сожалению, они видят только выгоду для потребителей (покупателей) и не видят отрицательного в снижении цен для производителей товаров и услуг. А так как БОЛЬШИНСТВО населения является производителями товаров и услуг, то снижение цен не выгодно БОЛЬШИНСТВУ населения. Это доказывает «Великая депрессия» 1927-1933 гг., которая сопровождалась значительным снижением цен. Я думаю, что в том числе и постоянное снижение цен в СССР привело к плохому качеству товаров и услуг, производимых в СССР. Комментарий в главе, посвящённой качеству.

         Возможна ли альтернатива стабильных цен при росте издержек, о чём писал Д.Р. Белоусов и что подразумевает «Экономика» (см. выше)?

         Скорее всего, это возможно, когда у предприятия есть возможность финансировать убыточное производство за счёт других производств, о чём написано выше. Также почти это возможно, когда предприятие прекращает производство убыточного товара, переключая ресурсы на производство другого товара, о чём написано в «Экономике» (см. выше). Но все эти случаи не относятся к рассматриваемому нами периоду 90-02 гг. в России, когда издержки увеличивались на всех предприятиях России. Хотя увеличение издержек на разных предприятиях было различно, но у всех оно было значительно.

         Непонятно, почему вышенаписанное не всегда учитывает современная общепризнанная экономическая теория. Ведь подтверждение этому есть и в приведённой цитате из л. 16, с. 65-66: «…когда в 70-х годах цены на нефть резко увеличились, это привело к повышению цен на энер­гию, потребляемую производителями, в результате чего увеличились их производственные издержки и уменьшилось их предложение» (выделено мной – ВИД).

         Подтверждение тому, что при росте издержек увеличиваются цены, мы находим в докладе Госкомстата России, в 92 г незаражённом маржинализмом. Выдержки из доклада, который называется ««Основные показатели экономики Российской Федерации в январе 1992 года», приведены в газете «Известия» № 43 от 20 февраля 1992 г: «…Резкое подорожание про­мышленных товаров происходит примерно на 40 процентов из-за подорожания сырья и еще на 40 процентов из-за введения на­лога на добавленную стоимость и увеличения размеров торговых надбавок». Должно быть зная, что цена не может быть ниже издержек (себестоимости), и т.к. это не знало тогда либеральное правительство России, «Госкомстат РФ предупреждает, что в случае либерализации фиксированных цен на продукты питания стоимость сливочного масла не может быть ниже 100 рублей, а говядины — 65 рублей» (там же). В упомянутом докладе содержится также следующее предупреждение правительству России: «Если правительство действительно в ближайшее время от­пустит фиксированные цены на нефть и уголь, как оно плани­рует, или хотя бы повысит их, нас ожидает новый скачок цен. Он может превышать рост цен на энергоносители в несколь­ко раз…».

         Механизм роста цен на отдельные товары («инфляции») при увеличении издержек, вызывающий рост цен на все товары, приведён в л. 1 в статье «Открытое письмо Советнику Президента  РФ Илларионову А.Н.»: «Как отмечалось в подразделе 1,

цена товара или услуги ВСЕГДА увеличивается при увеличении издержек производства товара или услуги НЕЗАВИСИМО  ОТ  СПРОСА.

ПРАКТИКА утверждает, что в России после начала реформ (1991 г) ЦЕНЫ РОСЛИ всегда ввиду УВЕЛИЧЕНИЯ ИЗДЕРЖЕК ПРОИЗВОДСТВА.

Например, стоимость производства электроэнергии увеличивалась ПОСТОЯННО ввиду ПОСТОЯННОГО увеличения цены нефтепродуктов, угля, газа, трудовых ресурсов. ПОСТОЯННОЕ увеличение цены металла, трудовых ресур­сов увеличивало цены на комплектующие для ремонта электростанций и электросетей. Увеличение цены материалов, комплектующих и цены трудо­вых ресурсов, увеличивало стоимость ремонта (обслуживания) электро­станций и электросетей. Это же увеличивало стоимость строительства новых электростанций и электросетей. Всё перечисленное ПОСТОЯННО уве­личивало тарифы на электроэнергию для населения и предприятий.

         Причём здесь увеличение совокупного спроса на товары и услуги?

         ПОСТОЯННОЕ увеличение цены электроэнергии приводило и приводит к ПОСТОЯННОМУ увеличению цены ВСЕХ товаров и услуг в России. Так как себестоимость производства электроэнергии во многом зависит от цены нефти, то увеличение цены нефти ПО ЦЕПОЧКЕ приводит к увеличению це­ны ВСЕХ товаров и услуг» (с. 137-138).

         К сожалению, в приведённой цитате из л. 1 я ошибочно написал: «ПРАКТИКА утверждает, что в России после начала реформ (1991 г) ЦЕНЫ РОСЛИ всегда ввиду УВЕЛИЧЕНИЯ ИЗДЕРЖЕК ПРОИЗВОДСТВА». Без слова «всегда» это будет верное утверждение. Точнее вместо слова «всегда» написать «в основном», что мы и покажем в дальнейшем.

         К цитате можно добавить, что рост цены нефти увеличивает цены товаров, произведённых на нефтеперерабатывающих предприятиях (бензин, керосин, мазут, масла и т.д.); это увеличивает издержки НА ВСЕХ российских предприятиях в связи с увеличением цены доставки материальных ресурсов, что ТРЕБУЕТ роста цены их товаров и услуг. Рост цены тепла ТРЕБУЕТ роста цены всех товаров и услуг, т.к. без тепла никто не обходится. Рост цены металла ТРЕБУЕТ роста цены на тех предприятиях, в товарах и услугах которых присутствует подорожавший металл. На самом деле себестоимость производства электроэнергии в России в большей степени зависит от цены газа, а не нефти, как написано в приведённой цитате из л. 1. Поэтому увеличение цены газа ПО ЦЕПОЧКЕ приводит к увеличению це­ны ВСЕХ товаров и услуг.

         Таким образом, мы показали, что увеличение цены любого ключевого для страны товара или услуги приводит к росту ВСЕХ цен в стране.

         Ниже показано, что рост цены любого товара, являющегося материальным ресурсом для других товаров и услуг, приводит к росту цен ВСЕХ товаров. Величина этого роста зависит от доли возрастающей цены материального ресурса в себестоимости каждого товара.

         Например, рост цены меди ТРЕБУЕТ роста цен на предприятиях России, применяющих медь, например, производство проводов и кабелей. При поступлении товаров, подорожавших вследствие роста цены меди, на предприятия, в которых они применяются в качестве материальных ресурсов, эти предприятия ДОЛЖНЫ увеличить цену СВОИХ товаров и услуг на цену этих ресурсов. К этим предприятиям относятся предприятия электротехники, например, производство электротоваров. Подорожавшие электротовары вызывают рост цен товаров, где они являются материальными ресурсами. Например, это вызывает увеличение издержек в строительных организациях (строительство и ремонт), где применяются подорожавшие электроинструменты, промышленные и бытовые выключатели, провода и т.д. По цепочке в электроэнергетике увеличение цены меди приводит к росту тарифов на электроэнергию. Это вызвано увеличением издержек вследствие применения подорожавших проводов, кабелей, трансформаторов, пускателей, различных выключателей, реле, и т.д. при строительстве, ремонте и профилактике электростанций, подстанций, воздушных и кабельных ЛЭП.

         Затем происходит рост цен ВСЕХ товаров и услуг России из-за первичного роста цены (тарифов) электроэнергии, ПЕРВОПРИЧИНОЙ подорожания которой является подорожавшая медь (так как без электроэнергии никто не обходится). Для товаров, применяющих медь, это будет вторичный рост цен после первичного роста цены вследствие роста цены меди.

         Вторичный рост цены товаров и услуг, применяющих медь, произошедший вследствие первичного роста тарифов (цены) на электроэнергию, приводит к росту издержек при производстве электроэнергии. К этому добавляется рост издержек от других подорожавших вследствие первичного роста цены электроэнергии товаров и услуг, являющихся материальными ресурсами при производстве электроэнергии. Это приводит к вторичному росту цены (тарифов) электроэнергии.

         Вторичный рост цены электроэнергии с небольшим временным лагом вызывает третичный рост цен товаров и услуг, применяющих медь и другой импорт, а также вторичный рост цен других товаров и услуг. Вторичный рост цен всех товаров и услуг происходит также вследствие вторичного роста цены бензина, который подорожал вследствие вторичного роста тарифов на электроэнергию, и вследствие поступления других вторично подорожавших товаров и услуг.

         Третичный и вторичный рост цен российских товаров и услуг вызывает (со временем) четвертичный, третичный и вторичный рост цен  других товаров и услуг.

Рассмотренный вторичный, третичный и т.д. рост цен российских товаров и услуг ПРИВОДИТ к увеличению уровня цен («инфляции»).

         ПРИЧИНОЙ роста цен товаров и услуг при росте цены материальных ресурсов является то, что

большинство материальных ресурсов невозможно БЫСТРО заменить другими материальными ресурсами.

         К сожалению, рассмотренный механизм роста цен на отдельные товары и услуги, который вызывает рост уровня цен, не учитывает Д.Р. Белоусов, написавший:

         «Эффект подавленной инфляции предложения в полной мере проявился на рубеже 1993 и 1994 г., когда очередная попытка произвести подавление инфляции средствами ортодоксальной монетарной стабилизации вызвала вторую волну спада производства. Хотя динамика цен в этот период снизилась с 24% в месяц (III кв. 1993 г.) до 12% (I кв. 1994 г.) спад промышленного производства увеличился с 14% (III кв. 1993 г.) к соответствующему периоду предшествующего года до 25% (I кв. 1994 г.). Таким образом, ценой сокращения ежемесячной инфляции на один пункт стало углубление спада производства (в годовом исчислении) на 0.9 пункта.

         Выход из этого замкнутого круга лежит в сфере долгосрочных экономических процессов и состоит в постепенном повышении технологической сбалансированности экономики и переходе к нормальному воспроизводству доходов и расходов хозяйственных агентов. Это может произойти через активную промышленную политику государства и крупных хозяйственно-финансовых субъектов, что предполагает, с одной стороны, достаточно высокие темпы инфляции (в масштабах существующего на данный момент ее потенциала), и с другой – сохранение структурного ядра отечественной экономики; либо путем вымывания производственных звеньев, не вписывающихся в новые макроэкономические пропорции и правила игры (на фоне относительно низких из-за искусственного сжатия макроспроса темпов роста цен) в результате крупномасштабного спада производства, массовых банкротств и т.п.» (л. 6, с. 22).

         Хотя можно полностью согласиться с Белоусовым в его оценке порочности борьбы с ростом цен монетарными методами, о чём будет написано в 2.4, нельзя согласиться с его рекомендациями по выходу «из этого замкнутого круга». Всё дело в том, что круг вовсе не замкнут. Точнее сказать, если исключить тавтологию Белоусова «замкнутый круг», «инфляционные» процессы в России не представляли собой ни круг, ни окружность. Об этом написал, сам того не подозревая тот же Д.Р.Белоусов:

         «4. В новой структуре цен переоценивается потребный уровень доходов (см. п. 1). Таким образом формируется сходящаяся итерационная процедура (темп роста цен → инфляционный доход →дефицит ресурсов → темп роста цен); ее сходимость обеспечивается за счет изменения структуры цен. Полученный в результате темп удорожания продукции, покрывающий потребность в финансовых ресурсах, принимается равным инфляционному потенциалу для данной отрасли» (л. 6, с. 26).

         Ведь итерационные процессы означают, что циклы не повторяют друг друга, следовательно, итерационный процесс не круг и не окружность.

         Я считаю, что

нестрашен рост цен, если пропорционально ему увеличиваются все доходы в стране, т.е. пропорционально росту уровня цен увеличивается денежная масса страны.

В этом случае ничего в стране не изменится, кроме количества денег и уровня цен. Именно недостаточная эмиссия, не соответствующая росту уровня цен, и привела к спаду производства в России. Об этом говорят цифры, приведённые Белоусовым в л. 6, с. 22 (см. выше).

         В первом приближении утверждение в последней рамке соответствует «уравнению обмена в алгебраическом выражении» Ирвинга Фишера

MV = ΣpQ

(л. 12, с. 44-45). О символах написано там же:

                «Обозначим общий объем денежного обращения, т. е. сумму денег, затрачиваемую на покупку товаров в данном обществе в течение данного года, через E (Expenditure), а среднее количество денег, находящихся в обращении в данном обществе в течение года, через M (Money). M будет представлять собой простую арифметическую среднюю из сумм денег, находившихся в обращении в последовательные моменты, отделенные друг от друга равными, бесконечно малыми промежутками времени. Если мы разделим сумму годовых денежных затрат E на среднюю сумму денег в обращении M, мы получим то, что называется средним числом оборотов денег в их обмене на блага, – E/M, т. е. скорость обращения денег. Эта скорость может быть обозначена через V (Velocity), так что E/M = V. Тогда E может быть выражено через MV. Иначе говоря, общий объем денежного обращения, или сумма затраченных денег, равна средней сумме денег в обращении, умноженной на скорость их обращения или оборота. Таким образом, E или MV выражают денежную часть уравнения обмена. Обращаясь к товарной части уравнения, мы будем иметь дело с товарными ценами и количествами обмениваемых товаров. Среднюю продажную цену всякого отдельного товара, например хлеба, покупаемого в данном обществе, можно обозначить через p (price), а все купленное количество его – через Q (Quantity); подобным же образом среднюю цену другого блага (скажем, угля) можно обозначить через p', а все обмениваемое количество - через Q'; средняя цена и все количество третьего блага (скажем, ткани) могут быть обозначены соответственно через p" и Q" и т. д. для всех других товаров, как бы многочисленны они ни были. Тогда уравнение обмена, очевидно, может быть выражено следующим образом:

MV = pQ + P'Q' +p"Q" + и т. д.

                Правая сторона уравнения представляет собой сумму членов вида pQ - цена, умноженная на купленное количество. В математике принято обычно сокращать такую сумму членов, имеющих одинаковую форму, пользуясь значком Σ как символом суммирования. Этот символ вовсе не обозначает величины, как символы M, V, p, Q и т. д. Он указывает только на действие сложения и должен читаться следующим образом: “сумма членов следующего типа”. Поэтому уравнение обмена может быть изображено таким образом:

MV = ΣpQ.

                Величины E, M, V, все p и все Q относятся к целому обществу и к целому году, но они основаны на соответствующих величинах, относящихся к отдельным лицам, составляющим общество, и к отдельным моментам времени, составляющим год».

         Главное препятствие, ограничивающее применение уравнения обмена Фишера к выделенному последней рамкой утверждению, заключается в разнице времени, соответствующем уравнению обмена и рассматриваемым в утверждении в рамке процессам. И всё же я думаю, что уравнение обмена Фишера применимо и для времени меньше года, прежде всего потому, что Фишер не объясняет, почему для доказательства уравнения обмена он взял год, а не 2 года или полгода. Поэтому, считая и в нашем случае уравнение Фишера справедливым, необходимо, чтобы при увеличении уровня цен увеличивалась денежная масса страны (при прочих равных условиях).

         Если мы вернёмся «к отдельным моментам времени, составляющим год», то уравнение обмена Фишера объясняет, почему в современной России после значительного роста цен и значительно меньшего увеличения денежной массы произошёл значительный спад производства (см. табл. 1). Это объяснение справедливо при неизменной скорости обращения денег. Я считаю, что это объяснение справедливо и для других промежутков времени.

         В связи с утверждением, заключённым последней рамкой, я написал письмо в финансовый комитет Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации с предложением напечатать дополнительное количество денежных знаков, которое недопечатали монетаристы.

         Что касается «вымывания производственных звеньев, не вписывающихся в новые макроэкономические пропорции и правила игры (на фоне относительно низких из-за искусственного сжатия макроспроса темпов роста цен) в результате крупномасштабного спада производства, массовых банкротств и т.п.» (см. статью Д.Р. Белоусова), то во всех странах есть сравнительно неэффективные производства. Однако эти производства не мешают нормально функционировать воспроизводственному процессу страны.

         Например, если следовать ЗДРАВОМУ СМЫСЛУ, то все малые и средние предприятия менее эффективны, чем крупные предприятия, т.к. на них значительно ниже производительность труда. Я думаю, что их обилие в промышленно развитых странах объясняется необходимостью снижения средней по стране производительности труда ввиду недостаточности совокупного спроса вследствие роста производительности труда из-за меньшего увеличения зарплаты по сравнению с ростом объёма производства (это соответствует росту производительности труда). К сожалению, об альтернативном уменьшении рабочей недели при росте производительности труда перестали говорить после краха СССР, где этот вопрос рассматривался в дисциплине «Научный коммунизм». Комментарий в последующих главах.

         То, что

при увеличении уровня цен ПРИ НЕИЗМЕННОЙ ДЕНЕЖНОЙ МАССЕ и постоянной скорости обращения денег уменьшается объём производства в стране (ВВП),

следует из предисловия М.К. Бункиной, А.М. Семенова к книге Фишера (л. 12, с. 15):

         «С помощью этого уравнения можно определить денежную массу, необходимую для размещения созданного в течение года реального продукта: M = PY/V.

         Денежная масса обычно значительно меньше валового про­дукта в индексированных ценах (PY), так как скорость обраще­ния составляет несколько оборотов в год».

         Или там же чуть ниже: «Реальный продукт в ценах на начало года: Y = MV/P».

         В предисловии приведена современная формула уравнения обмена: MV=PY, где M – денежная масса, V – скорость обращения денежных единиц (число оборотов одноименной единицы в течение года), P – уровень цен, Y – годовой реальный продукт.

         Справедливость выше написанного поймёт читатель, способный анализировать формулы.

         Однако Фишер считал, что рост уровня цен не может быть ПРИЧИНОЙ в уравнении обмена. Комментарий см. гл. 4 (4.3).

2.2. Рост цены импорта, спад производства и «инфляция»

         Также как любой товар, и импорт невозможно в больших объёмах БЫСТРО заменить, в том числе в качестве материальных ресурсов. К тому же есть импорт, замену которому подобрать затруднительно, даже в небольших количествах. Поэтому его отсутствие может привести к остановке производства. Об этом написал заместитель Председателя Правительства России по вопросам экономической политики Егор Гайдар в интервью под названием «Будущее принесет нам новые цены и забытые товары» в газете «Известия» от 2 января 1992 г: «…Второе — кризис внешней задолженности, невозможность рассчитываться с кредиторами, и отсюда—коллапс импорта, без которого многие производства просто останавливаются…».

         Об одном из таких производств написано в газете «Известия» от 15 сентября 1998 г № 172 в статье: «Губернатор В. Позлаев: Смена курса была бы трагедией»: «Но главное в том, что предприятия вырабатывают последние ресурсы. Вот сегодня мы разговаривали с генеральным директором «Северстали». Он говорит: ну ладно, наши железнодорожники согласны ещё подождать неделю-две. А вот Украина может перестать грузить марганец. Там ведь никто не хочет входить в наше положение. А без марганца металлургия работать может ровно столько, на сколько хватит у нас запасов этого марганца. Ещё неделю как-то продержимся. А через неделю будем сворачивать производство».

         Также о невозможности производства некоторых товаров при отсутствии импорта говорил в докладе на третьей Сессии Верховного Совета РСФСР Председатель Совета Министров РСФСР И.С. Силаев 1 февраля 91 г:

         «К сожалению, в 1991 году нам не обойтись без закупок потребительских товаров по импорту. Особенно остро стоит вопрос закупки большого количества продовольственных товаров и сырья для текстильной и легкой промышленности — на сумму до 10 млрд. рублей. Если мы не сделаем этого в самое ближай­шее время, наши северные ре­гионы, промышленные центры, Москва и Ленинград останутся без продовольствия, предприя­тия легкой и текстильной про­мышленности — без сырья, кре­стьяне — без комбикормов» («Российская газета» от 2 февраля 1991 г № 22).

         Должно быть И из-за «коллапса импорта» в 91 г произошло уменьшение ВВП России по сравнению с 90 г на 5 %. Также и в августе 90 г, по мнению газеты «Известия» от 13 сентября 1990 г № 257, спад производства произошёл в том числе из-за отсутствия импорта: «И я бы не сводил все дело к нарушениям хозяйственных свя­зей. Сказываются нарушения технологической дисциплины, уменьшение закупок по импор­ту сырья, комплектующих мате­риалов. Отсюда — общее паде­ние производства по большин­ству республик».

         После либерализации внешней торговли цена импорта в основном стала определяться в соответствии с официальным курсом Рубля к Доллару США. При этом курс будем определять, как в большинстве словарей, например, как в БЭС (л. 14): «КУРС (лат. cursus от currere – бежать, быстро двигаться) – 1. Цена, по которой продаются и покупаются ценные бумаги. 2. ВАЛЮТНЫЙ КУРС – цена денежной единицы одной страны, выражающая в денежных единицах других стран. 3. Направление и образ действий», «КУРС РУБЛЯ, ОФИЦИАЛЬНЫЙ – курс, который используется для экономического анализа, международных статистических наблюдений, расчётов по погашению выданных ранее государственных кредитов, имеющих валютную оговорку; курс, устанавливаемый Банком России».

Исходя из законов арифметики, увеличение курса Доллара США (уменьшение курса национальной валюты к Доллару США) вызывает соответствующий рост цены импорта, т.к. Доллар США является мировыми деньгами.

         Мировые деньги – это деньги, которыми расплачивается БОЛЬШИНСТВО стран при ведении внешней торговли. К сожалению, после отмены золотого стандарта от этого термина отказались, заменив его на термин «резервная валюта». В л. 23 «Федоров М.В. Валюта, валютные системы и валютные курсы. Под ред. Ю.Г.Ермолаева. — М., ПАИМС, 1995. — 152 стр.» написано:

         «Особо следует выделить "Резервную (ключевую) валю­ту" (англ. reserve currency) — иностранная валюта, в кото­рой центральные банки других государств накапливают и хра­нят резервы для международных расчетов по внешнеторговым операциям и иностранным инвестициям.

Первоначально в роли резервной валюты выступал фунт стерлингов, игравший господствующую роль в международ­ных расчетах. Решениями конференции в Бреттон-Вудсе (США, 1944 г.) наряду с фунтом стерлингов в качестве меж­дународной платежной и резервной валюты стал использо­ваться доллар США, который занял вскоре доминирующее положение в международных расчетах. К резервной валюте относятся также марка Германии, швейцарский франк, япон­ская иена. Тем не менее, на долю доллара США приходится более половины валютных резервов» (с. 30).

         Подтверждают то, что до введения Евро Доллар США был мировыми деньгами, цитаты из л. 23: «…Кросс-курс (Cross rates) — соотношение между двумя ва­лютами, определяемое на основе курса этих валют по отно­шению к третьей валюте. Кросс-курсом как правило называется валютный курс сделки, в которой не участвует национальная валюта. В боль­шинстве случаев на мировом валютном рынке используется кросс-курс доллара США, который является не только основ­ной резервной валютой, но и валютой сделки для подавляю­щего большинства валютных операций. Например, Лондон­ский банк осуществляет куплю-продажу немецких марок за американские доллары. Центральному банку России для по­купки фунтов стерлингов за японские иены, проще вначале приобрести на иены доллары, а затем купить на доллары фун­ты. Конечно, если существует возможность провести по­добную операцию без посредничества доллара, то это даст до­полнительную выгоду, но очень мало банков дают котировку всех валют мира, да и за установление специальных котиро­вок банки берут с клиентов дополнительную плату. Резервная валюта (доллар США) находится на всех валютных рынках в достаточном количестве и ее легче купить и продать» (с. 100, 102).

         «Косвенная котировка означает, что единица националь­ной валюты приравнивается к определенному количеству иностранной валюты. Традиционно в косвенной котировке выражают курс фунта стерлингов, австралийский доллар и ЭКЮ, т.е. за единицу указанной валюты устанавливается оп­ределенное количество долларов США…» (с. 87), «Следует подчеркнуть, что при совершении сделок партне­рами из разных стран, независимо от того какая система коти­ровки будет применяться (прямая или косвенная), один из партнеров будет вынужден использовать косвенную котиров­ку при проведении операций с валютой партнера.

         При проведении валютных операций на российских бир­жах и между банками обычно применяют котировку курса доллара. То есть, стоимость различных местных валют выра­жают по отношению к 1 доллару США.

         Официальная котировка иностранных валют, публикует­ся в периодических изданиях, используется как справочная информация на определенную дату. Курс доллара США к другим валютам публикуется по данным валютно-финансовой службы информационного агентства "Рейтер". Таким обра­зом, стоимость доллара США и других основных валют изве­стна всем продавцам и покупателям валют на всех валютных рынках мира…(с. 88).

         «В мировой практике известны весьма разнообразные методы регулирования курсовых соотношений национальных валют. Основные модели выглядят следующим образом:

         1. Привязка к какой-либо одной из ведущих мировых валют. К американскому доллару привязаны валюты 20 стран (на­пример, Аргентины, Анголы, Ирана, Омана, Сирии и др.). С 1 апреля 1994 года в Литве установлен фиксированный курс 4 лита за 1 доллар США. К французскому франку привязаны национальные валю­ты 14 стран (Бенина, Камеруна, Чада, Конго и др.)…» (с. 85).

         Также и в России Доллар США был и остаётся главной иностранной валютой, которую признают россияне: несмотря на то, что к началу 08 г Доллар США значительно «упал», скорее всего БОЛЬШИНСТВО резидентов России, и после 08 г по-прежнему держат накопления в Долларах США. О значении Доллара США для России написал Фёдоров М.В.: «В-пятых, качественно новым фактором развития валют­ного рынка стало проведение операций сразу по нескольким иностранным валютам, а также организация именно мульти­валютных спекуляций. Хотя следует отметить, что долларо­вые операции на валютном рынке России остаются по-преж­нему вне конкуренции. И это даже при том, что в 1993 году главным торговым партнером России оставалась Германия (экспорт в 1993 г. составил 5,9 млрд. долл. США, импорт — 6,9 млрд. долл. США, а в отношении с США, соответственно — 2,1 и 2,2 млрд.), немецкая марка практически незаметна на российском валютном рынке на общем фоне долларовых трансакций. В этой связи назрела необходимость скорейшей замены в целом довольно архаичной и малоэффективной бир­жевой аукционной системы торговли иностранной валютой на более эффективные торговые дилинговые системы» (л. 23, с. 17).

         Придерживаясь традиции, и Центральный банк Российской Федерации (ЦБР) до недавнего времени держал валютные резервы, в основном, в Долларах США. Также Доллар США является валютой платежа большинства контрактов России, о чём написано выше в цитате их газеты «Промышленные ведомости»: «Кроме того, хотя Россия и заключает контракты с той или иной страной в ее национальной валюте, но в большинстве случаев делается так называемая валютная оговорка, что оплата по контрактам осуществляется в валюте некоей третьей страны (обычно в долларах). Даже со странами Еврозоны значительная часть контрактов оплачивается в долларах, а не в евро…».

         Несмотря на введение 1 января 1999 г Евро и увеличение в последнее время его доли по сравнению с Долларом в международных долговых обязательствах и в международных инструментах денежного рынка, несмотря на увеличение доли Евро в импорте России, можно считать, что

с достаточной для нашего рассмотрения точностью цена ВСЕГО импорта в Рублях изменяется пропорционально изменению курса Рубля к Доллару США.

Это объясняется тем, что

существует зависимость изменения курса Рубля к Доллару США и курса Рубля к Евро и другим валютам при неизменном курсе Доллара США к большинству валют.

         Поэтому произошедшее в августе 98 г. ЗНАЧИТЕЛЬНОЕ увеличение курса Доллара к Рублю (значительная девальвация Рубля) привело к значительному росту цены импорта. Об этом написала газета «Финансовые известия» от 1 сентября 1998 г № 64 в статье «Завоз продовольствия приостановлен»:

         «На оптовых рынках и в мага­зинах резко подорожала основная масса продуктов: импортный ал­коголь — на 5-10%, чай — на 40%, кофе — на 30-40%, подсол­нечное масло — на 50%, окорочка — на 40%, сливочное масло и сыр — на 15%, колбасные изде­лия — на 10%. Москвичи броси­лись на оптовые рынки скупать продовольствие. Возник ажиотаж­ный спрос на подсолнечное мас­ло, крупы, сахар. Разброс цен на один и тот же товар достигал по­рой 30-40%. Прежние цены сох­ранились только на хлеб и водку.

         Столица — как и другие рос­сийские мегаполисы — сегодня практически полностью снабжа­ется импортными продуктами пи­тания. Поэтому валютная лихо­радка стала причиной лихорадки продовольственной. В Москву из-за рубежа ввозятся не только «ко­лониальные» товары: чай, кофе и т.д. Например, город на 80-90% обеспечивается импортным мя­сом. Его в больших объемах (70-90% от потребностей) заку­пают мясокомбинаты. Из россий­ских продуктов на прилавках пре­обладают, пожалуй, только ово­щи, хлеб, молоко».

         При этом надо учесть, что в августе 98 г официальный курс Р к Д менялся следующим образом: 1.08.98 – 6,2410; 4.08.98 – 6,2440; 5.08.98 – 6,2490; 6.08.98 – 6,2590(?); 7.08.98 – 6,2550; 8.08.98 – 6,2585; 11.08.98 – 6,2620; 12.08.98 – 6,2650; 13.08.98 – 6,2685; 14.08.98 – 6,2725; 15.08. 98 – 6, 2900; 18.08.98 – 6,43; 19.08.98 – 6,8850; 20.08.98 – 6,990; 21.08.98 – 6,9950; 22.08.98 – 7,0050; 25.08.98 – 7,1400; 26.08.98 – 7,8600; 27.08.98 – 7,8600;  28.08.98 – 7,8600; 29.08.98 – 7.905; 31.08.98 – 7,905. В итоге в конце августа 98 г по сравнению с концом июля 98 официальный курс Рубля к Доллару США уменьшился на 26,7 % («Россия в цифрах» (М., 2000) с. 385) Однако, как написано в газете «Известия от 1 сентября 1998 года № 162 в статье «Центробанк прогнозирует»: «Курс не поднимется выше 8 рублей»: «…Сам ЦБ, по словам ру­ководителя его департамента общественных связей Ирины Ясиной, будет впредь ежеве­черне определять официаль­ный курс валют. Он необхо­дим для целей бухгалтерского учета при таможенных и нало­говых платежах. Для коммер­ческих же банков и населения он будет служить только ори­ентиром. Не более, но и не менее того!». А в коммерческих банках курс Рубля к Доллару США в августе 98 г был намного меньше официального курса, т.е. Доллар в Рублях стоил намного больше, чем это следовало из официального курса.

         Однако цена некоторого импорта возросла больше стоимости Доллара США. Я думаю, что ПРИЧИНА этого объясняется ажиотажным спросом на все товары, включая импорт. Ажиотажный спрос – ещё один пример существования Закона спроса и предложения. В цитируемой выше статье «Завоз продовольствия приостановлен» написано:

                «НА ОБВАЛ рубля московский продовольственный рынок отре­агировал моментально. В четверг и пятницу практически все ком­пании-импортеры — ссылаясь на нестабильность валютного курса — прекратили продажу товара оптовикам, дилерам и дистрибьюторам. Замерло круп­нооптовое звено, вслед за ним — мелкие оптовики и розничные продавцы. Все осталось по-прежнему и в понедельник ут­ром.

В информационные агентства стала просачиваться информация о том, что ввоз продовольствия в Россию полностью приостанов­лен. В пресс-службе Государс­твенного таможенного комитета ее не смогли ни подтвердить, ни опровергнуть.

                На протяжении последних дней торговля велась старыми за­пасами. Менеджеры нескольких компаний, с которыми удалось по­говорить, в один голос заявили: "Сейчас все ждут стабилизации валютного курса. Желательно, чтобы это произошло как можно скорее. Мы несем огромные убытки. Планировать деятельность стало невозможно"».

         Из-за отсутствия товаров во многих предприятиях торговли в соответствии с Законом спроса и предложения увеличиваются цены в работающих торговых точках, т.к. возрастает разница между спросом и предложением. Рост цены вызывает рост спроса, что вызывает рост цены (в соответствии с Законом спроса и предложения), что вызывает рост спроса. Это и есть ажиотажный спрос.

         Другим примером ажиотажного спроса является цитата их статьи «Сильнейший удар по среднему классу» в газете «Известия» от 9 сентября 1998 года № 168: «За считанные дни в городе смели все запасы соли, сахара, муки. Даже китайскую тушен­ку, которую не брали за 7—9 рублей, нынче раскупили по двадцатке за банку. Пока что в магазинах еще имеются сильно вздорожавшие импортные това­ры, но и их хватит ненадолго: новых поступлений нет, тамо­женный склад заполнен на треть». Здесь речь идёт о Хабаровске. В той же статье написано: «— Ситуация сложная, но не безнадежная, — так откоммен­тировал «Известиям» обстанов­ку заместитель директора кондитерской фабрики «Саратов­ская» Владимир Сомов. — Предприятие останавливать мы не думаем, работают и все фир­менные магазины. Ждем стаби­лизации цен. То, что сахар се­годня поднялся до 20 рублей за килограмм, — это не вписыва­ется ни в какие экономические законы. Мировая цена на этот продукт — 30 центов за кило­грамм. Ажиотаж раздут искус­ственно. И мы по призыву на­шего губернатора Дмитрия Аяцкова стараемся держать це­ны. Несмотря на то, что спрос на нашу продукцию возрос в полтора раза». Эти цитаты ещё раз подтверждают, что при ажиотажном спросе увеличивают покупки товаров, опасаясь их подорожания.

         Важно отметить, что

бороться с ажиотажным спросом ограничением доходов бесполезно.

Комментарий в дальнейшем.

         Подтверждением того, что рост цен в России в августе 98 г был вызван во многом ажиотажным спросом, служит то, что «После безумного взлета цен в последние дни августа к двад­цатым числам сентября мука подешевела на 50 процентов, соль — на 39 процентов, макароны — на 73 процента. Хоть и не так суще­ственно, но снизились цены на говядину (21 процент), яйца (17 процентов), масло (13 процентов) и сахар (12 процентов)» («Известия» 23 сентября 1998 г № 178 статья «В Москве снизились цены на продукты»). Но и после снижения цены были значительно выше, чем в июле 98 г, что объясняется ростом цен из-за роста цен импорта.

         Далее в статье «Завоз продовольствия приостановлен» («Финансовые известия» от 1 сентября 1998 г) написано:

                «Российские производители, за­висящие от импорта (будь то упа­ковка, ингредиенты, сырье и т.д.), либо тоже приостановили отпуск товара, либо повысили цены. На время заморозила операции ком­пания «Марс» (торговые марки «Сникерс», «Марс», «Анкл Бене», «Педигри», «Вискас»). Имея соб­ственное производство в подмос­ковном Ступине, фирма тем не менее многие составляющие для своей продукции ввозит из-за рубежа. Поэтому зависимость ее це­новой политики от соотношения рубль—доллар очевидна.

                На 10-12% подняли цены нес­колько крупных московских пи­щевых предприятий и, в частнос­ти, основные производители мо­лока: компания «Вимм-Билль-Данн» (контролирующая Лиано­зовский и Царицынский молоч­ные комбинаты), Очаковский, Черкизовский, Останкинский мо­локозаводы.

                Некоторые импортеры продо­вольствия продолжали торговать, но формировали отпускные цены исходя из курса 10-15 рублей за доллар».

         В результате

«Инфляция в России в августе составила 15 процентов

                Инфляция в августе в России составила 15 процентов против 0,2 в июле.

                Как сообщили в Госкомитете РФ по статистике, регистрация цен и тарифов на товары и услуги проходила в условиях закрытия многих торговых организаций, осуществляющих продажу импортных товаров, наличия ранее завезённых «дешёвых» товаров, сезонного снижения цен на плодоовощную продукцию.

                Последний раз инфляция, превышающая 10 процентов, была зафиксирована в феврале 1995 года.

Интерфакс»

         («Известия» 5 сентября 1998 г № 166 (25266))

         ПРИЧИНА роста цен отечественных товаров и услуг, где импорт присутствует в качестве материальных ресурсов, показана в 2.1 – это рост цены материальных ресурсов.

         Поэтому при росте цены материальных ресурсов, в качестве которых выступает импорт, дорожающий при росте курса Доллара, дорожают и товары, применяющие дорожающий импорт. Например, лекарства, доля импорта в материальных ресурсах которых в 98 году составляла 70 %.

         Другим примером является колбаса, производители которой при увеличении цены импорта мяса в связи с ростом курса Доллара США, чтобы не останавливать производство, были вынуждены увеличить цену колбасы на величину увеличения цены импортного мяса в этой колбасе. Это было связано с тем, что, несмотря на то, что в 97 г удельный вес импорта в ресурсах мяса и мясопродуктов был 35,5 %, другое мясо производители колбасы, применяющие дорожавшее зарубежное мясо, приобрести не могли. Поэтому и дорожала колбаса в 97 г, но не так сильно, как в 98 г, т.к. в 97 г курс Доллара вырос незначительно. Кроме того, в 98 г увеличилась доля импорта мяса в России, о чём написано в цитируемой выше статье «Завоз продовольствия приостановлен»: «…В Москву из-за рубежа ввозятся не только «ко­лониальные» товары: чай, кофе и т.д. Например, город на 80-90% обеспечивается импортным мя­сом. Его в больших объемах (70-90% от потребностей) заку­пают мясокомбинаты…». Об одном из таких предприятий в статье газеты «Известия» от 6 августа 1998 г «Этот колбасный фетишизм...»: «По словам Игоря Бабаева, руководителя «Черкизовско­го», мясокомбинат использует только 10 проц. отечественно­го сырья. Да и то, поговари­вают, для того, чтобы можно было сказать о «поддержке отечественных товаропроизво­дителей» и для улучшения ка­чества (ввозимое в Россию импортное мясо, утверждают многие специалисты, более низкого качества, чем отечес­твенное). Как бы то ни было, но два умирающих совхоза, взятые некоторое время назад «Черкизовским» «на откорм», уже встали на ноги».

         Однако производство мяса в России в 98 г в основном было убыточно. Поэтому «Девальвация рубля, повлекшая за собой резкий рост цен на импорт, способствовала увеличению спроса на отечественное мясо, что позволило сельхозтоваропроизводителям значительно повысить цены на свою продукцию» (Агробюллетень "КАРО" № 7-8, 1999 «Ситуация на мясном рынке в 1998 году и начале 1999 года и перспективы его развития»). Также при уменьшении инвалютного курса Рубля (девальвации Рубля), вызывающего рост цены импорта, из-за дефицитности отечественного товара растут цены товаров и услуг, применяющих в качестве материального ресурса импорт, аналогичный дефицитному отечественному товару; например, дефицитная отечественная медь.

         Подтверждение выше написанному мы найдём в газете «Известия» от 3 сентября 1998 года № 164:

         «Дела были бы не так пло­хи, если бы зависимость рос­сийского рынка от импорта ограничивалась ввозом про­дуктов, готовых к употребле­нию, и полуфабрикатов. Но ведь от обрушившейся на отечественный рынок продовольствия лавины проблем страдают не только продав­цы, но и производители. До­вольно мощная (по сравне­нию с другими отраслями) отечественная пищевая про­мышленность в основном работает на зарубежном сы­рье: российские пищекомбинаты закупают за границей 60—65% сырья, москов­ские — и вовсе 85—90%.

         Несладко приходится да­же ликеро-водочным и пив­ным заводам: они тоже зависят от импорта — не сырья, так комплектующих для сво­их технологических линий, выписанных из-за рубежа».

         Подтверждение тому, что девальвация Рубля (рост курса Доллара) вызывает рост цен товаров и услуг, где в качестве материальных ресурсов присутствует импорт, находим также в газете «Известия» от 17 сентября 1998 г № 173 в статье «Цены на «Жигули» понеслись вскачь»:

         «Совет директоров АО «Ав­тоВАЗ» принял решение об увеличении в среднем на 30 процентов по сравнению с «докризисным» уровнем цен на автомобили. Это значит, что самая дешевая модель — «пятерка» будет стоить 49 ты­сяч рублей, а самая дорогая — «десятка» 90 тысяч рублей. Тольяттинцы подняли цены, ориентируясь на инфляцию и падение курса рубля. Однако по сравнению с «докризис­ным» уровнем в долларовом исчислении автомобили ВАЗа подешевели. И некоторое время в долларах будут деше­веть и дальше. Руководство «АвтоВАЗа» жестко не привя­зывает цены на продукцию завода к ситуации на валют­ном рынке.

         Повышение цен объектив­но вызвано тем, что в «Жигу­лях» около 20 процентов импортных комплектующих. Пока они есть на складе, за­вод может оставаться спокой­ным, но как только резервы подходят к концу и предстоят новые закупки за рубежом, тольяттинцы вынуждены по­вышать цены, чтобы не рабо­тать в убыток…».

         В статье «Открытое письмо Советнику Президента  РФ Илларионову А.Н.» (л. 1, с. 133) написано:

         «Надежда, что увеличение цены импорта создаст благоприятные условия для работы советских предприятий, НЕ ОПРАВДАЛАСЬ. Причина банальна.

Кабинетные учёные не учли ВОЗРАСТАНИЕ ИЗДЕРЖЕК ПРОИЗВОДСТВА при увеличении курса Доллара, вызванное увеличением цены материальных ресурсов отечественных товаров, в качестве которых выступает импорт».

         Там же я написал: «ИТАК, увеличение издержек производства и связанное с этим увеличе­ние цены ВСЕХ товаров ВСЛЕДСТВИЕ роста курса Доллара при­водит к снижению производства товаров и оказания услуг при условии НЕПОЛНОВЕСНОЙ ИНДЕКСАЦИИ доходов физических и юридических лиц (государства). Это первая НАИВАЖНЕЙШАЯ ПРИЧИНА уменьшения ВВП России (СССР) в 1991, 1992, 1993, 1994, 1998 годах» (с. 134) и далее: «В России мы видели подтверждение теории, утверждающей о снижении ВВП после снижения курса национальной валюты, в 1991, 1992, 1993, 1994, 1998 гг., когда ЗНАЧИТЕЛЬНО возрастал курс Доллара. Вряд ли это было простым СОВПАДЕНИЕМ» (с. 135).

         Из-за недостатка времени я написал об уменьшении ВВП без сверки с официальными данными. Впоследствии я заглянул в «Российский статистический ежегодник: Стат.сб./ Госкомстат России. – М., 2000 – 642 с.»: Валовой внутренний продукт (ВВП) России в процентах  к  предыдущему году: 1991 – 95,0; 1992 – 85,5; 1993 – 91,3; 1994 – 87,3; 1995 – 95,9; 1996 – 96,6; 1997 – 100,9; 1998 – 95,1, 1999 – 103,2. Интересно сравнить приведённые данные изменения ВВП с изменением ВОП России после начала перестройки, когда ОФИЦИАЛЬНЫЙ курс Рубля к Доллару США был относительно стабильным и колебался в районе 0,6 Р (60 копеек) за Д США. Валовой общественный продукт России в процентах к предыдущему году: 1986 – 103,5; 1987 – 102,5; 1988 – 103,7; 1989 – 101,4; 1990 – 98,4; 1991 – 90,2 (Народное хозяйство Российской Федерации 1992.: Стат.ежегодник/ Госкомстат России. – М.: Республиканский информационно-издательский центр, 1992: – 607 с.). При этом надо учесть, что с 1 ноября 90 года Указом Президента СССР «О вве­дении коммерческого курса рубля к иностранным валю­там и мерах по созданию общесоюзного валютного рынка» был введён коммерческий курс Рубля, который был меньше (по общепринятой терминологии, но больше в фактических цифрах количества Рублей за Доллар США) относительно (относительно стабильного) официального курса ровно в 3 раза. Но я думаю, что за 2 месяца он вряд ли мог оказать существенное влияние на ВОП России. Значительно большее значение имело то, что многие предприятия в 90 г покупали валюту на аукционах Внешэкономбанка СССР по цене, значительно превышающей официальный курс, что удорожало товары этих предприятий. Первый аукцион состоялся 3 ноября 1989 года. Курс Р к Д 17.01.90 был 10,27, а 19.07.90 уже 24,17. Приведённые выше цифры ВОП России показывают, что при стабильном курсе Рубля в СССР (РСФСР) Валовой общественный продукт России не уменьшался, несмотря на трудности в экономике России и СССР того периода.

         К сожалению, когда я писал «Открытое письмо Советнику Президента  РФ Илларионову А.Н.», изменение курса Рубля к Доллару США я изучал не по всем годам. Для проверки правильности написанного в л. 1, с. 135 возьмём курс национальной валюты (Р к Д США) по общепринятой методике изменения других макропараметров на конец года: 20.12.89 – 0,6125 (официальный курс Госбанка СССР); 12.12.90 – 1,6473 (коммерческий курс Госбанка СССР); 10.12.91 – 170,1 (Валютная биржа Госбанка СССР); 92 – 414,5 (курс ММВБ – совпадает с официальным курсом ЦБР с 30.12.92 и данными И3); 93 – 1247; 94 – 3550; 95 – 4640; 96 – 5560; 97 – 5960; 98 – 20,65 (с учётом деноминации 20650); 99 – 27,00; 00 – 28,16; 01 – 30,14; 02 – 31,78; 03 – 29,45 (с 89 по 92 гг. – источник газета «Известия» – И1, с 92 по 94 гг. – источник «Российский статистический ежегодник: Стат.сб./ Госкомстат России. – М., 2000 – 642 с.» – И2, с 95 по 03 гг. – источник «Российский статистический ежегодник. 2004: Стат.сб./ Госкомстат России. – М., 2004» – И3). Затем найдём отношения курсов Рубля к Доллару США конца текущего к концу предыдущего года. Полученные числа сведём в таблицу. В эту же таблицу введём другие аргументы, влияющие на валовой внутренний продукт (ВВП).

Таблица 1

Год

Отношение курса  Р/Д к предыдущему году2

Индекс цен

Денежная масса М2 (на начало года)5

М2 в процентах к предыдущему году

(на конец года)

Среднемесячная начисленная заработная плата6

Реальные располаг. денежные доходы к предыдущему году7

Отношение ВВП (ВОП) России к предыдущему году8

потребительских

(ИПЦ)3

промышленной продукции (ИЦППП)4

1990

2,69

 

 

 

 

0,303

 

98,4

1991

103,3

260,4

340

 

 

0,548

 

95,0

1992

2,43

2608,8

3380

0,9284

766,3

6,0

52,5

85,5

1993

3,03

939,9

1000

7,114

466,7

58,7

116,4

91,3

1994

2,83

315,1

330

33,2

294,6

220,4

112,9

87,3

1995

1,31

231,3

275,0

97,8

225,8

472,4

85,0

95,9

1996

1,198

121,8

125,6

220,8

133,7

790,2

100,6

96,4

1997

1,072

111,0

107,5

295,2

130,3

950,2

105,8

101,4

1998

3,465

184,4

123,2

374,1

116,6

1051,5

84,1

94,7

1999

1,308

136,5

167,3

453,7

157,2

1522,6

87,1

106,4

2000

1,043

120,2

131,6

714,6

162,5

2223,4

112,0

110,0

2001

1,070

118,6

110,7

1154,4

140,1

3240,4

108,7

105,1

2002

1,055

115,1

117,1

1612,6

131,8

4360,3

111,1

104,7

         2003 г: Отношение курса  Р/Д к предыдущему году2 – 0,9267. Денежная масса М2 (на начало года)5 – 2134,5 – И3.

                1 Источники: И1 - газета «Известия», И2 -  Российский статистический ежегодник: Стат.сб./ Госкомстат России. – М., 2000 – 642 с, И3 – Российский статистический ежегодник… 2004,  И4 – Российский статистический ежегодник… 2003, И5 – Россия в цифрах. 1995. Крат. стат.сб./Госкомстат России. – М., 1995. – 354 с.

                2 Методику расчёта см. выше (2.2).

                3 Декабрь к декабрю предыдущего года в процентах. 91-99 гг. – И2 (23.4); 96-02 гг. – И3.

                Определение и методика – И3:

                Индекс потребительских цен (ИПЦ) измеряет отношение стоимости фиксированного набора товаров и услуг в текущем периоде к его стоимости в базисном периоде и характеризует изменение во времени общего уровня цен на товары и услуги, приобретаемые населением для непроизводственного потребления. ИПЦ является важнейшим показателем, характеризующим уровень инфляции, и используется для целей государственной политики, анализа и прогноза ценовых процессов в экономике, пересмотра минимальных социальных гарантий, решения правовых споров, а также при пересмотре ряда показателей системы национальных счетов текущих цен в постоянных ценах.

               

                Потребительский набор, на основании которого рассчитывается ИПЦ, представляет собой единую для всех регионов Российской Федерации выборку групп товаров и услуг, наиболее часто потребляемых населением.

                В набор товаров и услуг, разработанных для наблюдения за ценами, включены товары и услуги массового потребительского спроса. Отбор позиций произведён с учётом их значимости для потребления населения, представительности с точки зрения отражения динамикой цен на однородные товары, устойчивого наличия их в продаже.

               

                Наблюдение за потребительскими ценами в соответствии с действующей методологией осуществляется в Российской Федерации с 1992 года.

                Индекс потребительских цен по Российской Федерации в 1991 г. исчислялся на товары и группы в целом и на группы продовольственных, непродовольственных товаров и платных услуг населению.

               

                4 Декабрь к декабрю предыдущего года в процентах. 91-99 гг. – И2 (23.1); 96-02 гг. – И4 3).

                Определение и методика – И4:

                Индекс цен производителей промышленной продукции рассчитывается на основе зарегистрированных цен по товарам-представителям в базовых организациях, где осуществляется наблюдение за ценами. Регистрации подлежат фактические цены на произведённую продукцию при реализации её на внутреннем рынке (без налога на добавленную стоимость, акциза и др. налогов, не входящих в себестоимость) с учётом всех категорий потребителей. В качестве товаров-представителей принимаются однородные группы продукции с точки зрения основных качественных параметров, а также потребительских свойств, характера используемого сырья, материала и технологического процесса при их производстве. В набор товаров-представителей входит более 800 товарных групп практически всех отраслей промышленности. Список базовых организаций содержит более 7,5 тыс. ведущих объединений и организаций промышленности.

                Рассчитанные по товарам-представителям индексы путём последовательной агрегации распространяются на подотрасли, отрасль, представленные выбранными товарами-представителями и промышленность в целом. В качестве весов используются данные об объёме производства в стоимостном выражении базисного периода.

                5 Денежное обращение (млрд Р, до 1998 г – трлн. Р).

                94-03 гг. – И3. Данные на начало 1996-1997 гг. приведены по методологии расчёта, принятой Банком России в 1996 г; данные на начало 1998-2003 гг. приведены по методологии, принятой в 2004 г с учётом начисленных процессов по депозитам физических лиц и нефинансовых организаций – И3.

                Денежная масса M2 (национальное определение) включает: наличные деньги в обращении (денежный агрегат M0); безналичные средства, представляющие собой остатки средств нефинансовых предприятий, организаций и физических лиц на расчётных, текущих, депозитных и иных счетах до востребования (в том числе на счетах для расчётов с использованием банковских карт) и срочных счетах, открытых в кредитных организациях в валюте Российской Федерации, а также начисленные проценты по ним. Безналичные средства, учитываемые на аналогичных счетах в кредитных организациях с отозванными лицензиями, не входят в состав денежного агрегата M2. – Определение, приведённое в И3.

                Денежная масса M2 (национальное определение) включает: наличные деньги в обращении (денежный агрегат M0); безналичные средства, представляющие собой остатки средств нефинансовых предприятий, организаций, индивидуальных предпринимателей, населения, на расчётных, текущих, депозитных и иных счетах до востребования (в том числе на счетах для расчётов с использованием банковских карт) и срочных счетах, открытых в кредитных организациях в валюте Российской Федерации

– определение, приведённое в И4.

                92-93 гг. – И5.

                Денежная масса (денежный агрегат M2) является суммой наличных денег в обращении (денежный агрегат M0), средств на расчётных, текущих и специальных счетах предприятий, граждан и местных бюджетов, депозитов населения и предприятий в коммерческих банках, депозитов населения в Сбербанке до востребования, средств Госстраха и срочных депозитов  Сбербанка России – определение, приведённое в И5.

                Денежная масса (денежный агрегат M2) представляет собой объём наличных денег в обращении (вне банков) и остатков средств в национальной валюте на расчётных, текущих счетах и депозитах нефинансовых предприятий, организаций и физических лиц, являющихся резидентами Российской Федерации – определение, приведённое «Россия в цифрах. 2000…». 

                Денежная масса M2 (национальное определение) – представляет собой объём наличных денег в обращении (вне банков) и остатков средств нефинансовых предприятий, организаций, индивидуальных предпринимателей, населения на расчётных, текущих, депозитных и иных счетах до востребования (в том числе счетах для расчётов с использованием пластиковых карт) и срочных счетах, открытых в кредитных организациях в валюте Российской Федерации – определение, приведённое в И2. 

                Денежная масса M2 – совокупность наличных и безналичных денежных средств физических и юридических лиц, обслуживающих хозяйственный оборот на территории российской Федерации – определение, приведённое «Российский статистический ежегодник… 1997».

                6 Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата, работающих в экономике, Руб. (до 98 г – тыс. Р). 90-99 гг. – И2; 92 -02 гг. – И3.

                Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата – исчисляется делением фонда начисленной заработной платы работников на среднесписочную численность работников и на количество месяцев в периоде. Пособия, получаемые работниками из государственных социальных внебюджетных фондов, не включаются  в фонд заработной платы и среднемесячную заработную плату. – И3.

                7 Реальные располагаемые денежные доходы населения, в процентах к предыдущему году – И3.

                Располагаемые денежные доходы – денежные доходы за вычетом обязательных платежей и взносов – И3.

                Реальные денежные доходы – относительный показатель, исчисленный путём деления индекса номинального размера (т.е. фактически сложившегося в отчётном периоде) денежных доходов населения на индекс потребительских цен за соответствующий временной период. Показатель в целом по Российской Федерации рассчитывается с 1992 года. – И3.

                8 В процентах. Источники величины ВВП и ВОП приведены выше (в 2.2).

         Как видно из табл. 1, нет СТРОГОЙ корреляции между увеличением курса Доллара к Рублю (девальвацией Рубля) и уменьшением ВВП России. Это показывает, что я ошибся, написав в л. 1 о подтверждении практикой теории о снижении ВВП после снижения курса национальной валюты в реформируемой России. Это объясняется в том числе тем, что, как отмечено выше, уменьшение ВВП пропорционально уменьшению курса Рубля к Доллару США при условии НЕПОЛНОВЕСНОЙ ИНДЕКСАЦИИ доходов физических и юридических лиц (государства), т.е. при прочих равных условиях. Однако

прочие равные условия существуют только в теории.

В жизни они невозможны. Поэтому

невозможно проверить ПРАКТИКОЙ (критерием истины) ЭКОНОМИЧЕСКИЕ теории, которые основаны на прочих равных условиях.

         Что касается зависимости уменьшения ВВП от уменьшения курса Р к Д (от девальвации Р), то на неё оказывает решающее значение изменение зарплат, пенсий, пособий населения, что не учитывает современная теория. Например, «…глава ЦБ Виктор Геращенко — единственный, кто пока представил вразумитель­ную и полноценную про­грамму действий. По мнению банкира, у нас есть три вари­анта развития событий: дол­лар стоит 18—20 рублей, идет резкое снижение потребле­ния (до 10 процентов), осо­бенно в следующем году, по­тому что в этом люди еще перебьются кое-как на «ста­рых запасах». Реальные дохо­ды при этом уменьшаются почти на четверть. Вариант второй: рубль продолжает па­дать, «заваливаясь» за отмет­ку 30 и больше, инфляция исчисляется пятью-шестью сотнями процентов со всеми вытекающими последствиями. Но есть еще один, опти­мистический вариант: доллар останавливается на отметке 9—10 рублей, 75 процентов выручки экспортеров прода­ется, обеспечивая тем самым стабильное предложение на рынке и пополнение валют­ных запасов ЦБ (потому что 25 процентов продаются именно Банку России). Ситу­ация стабилизируется, одно­временно принимаются меры по восстановлению банков­ской системы, спасаются вклады, в 1999 году у нас по­является шанс вновь начать возрождаться» («Известия» 26 сентября 1998 года № 181 статья «Новая протокольная экономика»). Как видно, Геращенко в своих прогнозах не учитывает возможный рост доходов населения, что может не оправдать прогноз снижения реальных доходов «почти на четверть» и резкого снижения потребления (до 10 процентов).

         Также и в статье «Сильнейший удар по среднему классу» в газете «Известия» от 9 сентября 1998 года № 168, где рассказано как Анна и Михаил Сосновы, открывшие четыре года назад небольшую частную шашлычную в центре города, подумывают о её закрытии в связи с девальвацией Рубля, не учитывается, что

если бы зарплату, пенсию россиян увеличили в соответствии с девальвацией Рубля, то спрос в России не упал бы, и поэтому не уменьшилось бы производство товаров и услуг.

В этом случае Сосновы могли бы поднять цену своих шашлыков и написанное в статье: «…По­ставщики из Псковщины от поставок сырья отказались. По­купать импортное мясо из-за высоких цен невозможно, потому что такие шашлыки зака­зывать никто не будет», было бы преодолено, и производство и продажа шашлыков не уменьшилась бы.

         Из-за отказа от индексации доходов россиян в соответствии с ростом курса Доллара «Сегодня по малым торговым предприятиям Питера словно мор прошел — закрыты десят­ки мелких магазинчиков, киос­ков, ларьков в разных районах города. Нередки объявления типа «Продается киоск»…» (та же статья).

         В то же время представляется, что зависимость увеличения уровня цен («инфляции») от девальвации национальной валюты должна меньше зависеть от других детерминант. Это следует из того, что данная зависимость подтверждена ПРАКТИКОЙ, поэтому её признаёт современная общепризнанная экономическая теория. Например, в приводимой выше цитате из статьи «Новая протокольная экономика» написано: «…Вариант второй: рубль продолжает па­дать, «заваливаясь» за отмет­ку 30 и больше, инфляция исчисляется пятью-шестью сотнями процентов со всеми вытекающими последствиями…». Также и И.Н. Платонова написала: «Жёсткая ограничительная система валютного контроля, установленная во Франции в конце 70-х гг., сыграла свою роль в ограничении темпов инфляции в стране, создании достаточных валютных резервов» (л. 22, с. 20).

         Также практика (критерий истины) свидетельствует, что

во всех странах, где была девальвация национальной валюты, был рост цен («инфляция»).

Например, в 97 г после девальвации таиландского бита, индонезийской ру­пии, филиппинского песо и малайзийского ринггита начался обвал цен отечественных товаров и услуг в этих странах.

         В то же время там, где нет девальвации национальной валюты, нет и роста цен («инфляции»). Это продемонстрировал финансовый кризис 08-09 гг.

         Однако табл. 1 показывает нестрогую корреляцию роста курса Р/Д и индекса потребительских цен, который преподаётся как «инфляция» в стране, с 92 по 01 гг. и отсутствие корреляции в 92 г, если его показатели сравнивать с 91 г. О причинах этого ниже.

         О некорректности подмены «инфляции» индексом потребительских цен написала газета «Промышленные ведомости» № 8, август 2005:

«Но здесь следует сделать важную оговорку. Когда экономисты и правительственные чиновники говорят о показателях инфляции, они подразумевают динамику цен на потребительском рынке, которая характеризуется индексом потребительских цен (именно значения этого индекса приведены выше). Однако сами представители Росстата никогда в своих докладах и аналитических материалах не приводят термин "индекс инфляции". Ими используются индексы потребительских цен и цен производителей промышленных товаров, сводный индекс цен строительной продукции, индекс тарифов на грузовые перевозки, и другие.

         И вот что оказывается. По итогам 2004 г. цены производителей промышленных товаров в России выросли на 28,8%. Индекс – дефлятор ВВП, который отражает изменения цен на все компоненты, учитываемые при расчете ВВП, а потому является самой полной и точной характеристикой инфляции в целом по экономике, составил в годовом исчислении 18,0%. Цены на строительную продукцию выросли на 14,9%, цены производителей сельскохозяйственной продукции - на 17,7%. Все эти индексы (включая индекс-дефлятор ВВП) рассчитаны на базе ОКВЭД (общероссийского классификатора видов экономической деятельности), который стали активно внедрять с 2004 г. взамен ОКОНХ (классификатор отраслей народного хозяйства), использовавшегося до этого и бывшего наследием советской методологии учета.

                Индекс-дефлятор ВВП исчислен в сопоставимых ценах 2003 г. (а не 2000-го и не 1995 г., как это делалось прежде), что также говорит о высоком качестве исходных данных и самих расчетов. Таким образом, все методологические предпосылки для успешного расчета этих индексов были соблюдены. Стало быть, нет оснований подвергать их сомнению.

         А вот индекс потребительских цен (ИПЦ), тот самый, по которому принято судить о масштабах инфляции, вырос за прошлый год лишь на 11,7%, что значительно ниже других индексов цен. Подобная ситуация совершенно не характерна для экономик развитых стран мира, где динамика индексов цен в разных секторах экономики отличается меньше, а поэтому по динамике потребительских цен оценивают темпы инфляции во всей экономике.

         А может ли в России при такой значительной динамике оптовых цен и при таком высоком индексе-дефляторе ВВП использоваться в качестве индикатора инфляции индекс потребительских цен? Очевидно, нет. Правильно ли использовать в этой ситуации индекс потребительских цен для «дефлятирования», т.е. перевода в сопоставимые финансовых показателей? Вряд ли. Однако, используется. Корректно ли использовать индекс потребительских цен при расчете изменений реального эффективного курса рубля? Тоже нет. И вот почему.

                Дело в том, что Банк России в последнее время ведет расчет показателей динамики так называемых номинального, реального и эффективного курса рубля с использованием именно индекса потребительских цен. Если говорят о динамике номинального курса рубля, то подразумевается его текущий курс по отношению к доллару или другой валюте. Когда приводят данные о реальном курсе рубля к доллару, евро или другой валюте, добавляют поправку на инфляцию в России и в соответствующей стране. При этом для оценки инфляции берется индекс потребительских цен, а это не вполне корректно. Ведь динамика цен во внешней торговле сильно отличается от того, как растут цены на товары и услуги, которые приобретают граждане той или иной страны для своих потребительских нужд.

                Когда же Банк России приводит данные о динамике реального эффективного курса рубля, под этим понимается изменение курса рубля ко всей корзине иностранных валют тех стран, с которыми торгует Россия, пропорционально вкладу каждой страны в объем этой торговли. Помимо этого, делается еще поправка на инфляцию в каждой из этих стран. Однако опять же не учитывается то обстоятельство, что инфляция на потребительском рынке и динамика цен во внешней торговле – не одно и то же. Ведь нельзя, например, «дефлятировать» динамику цен на нефть при помощи индекса потребительских цен.

                Кроме того, хотя Россия и заключает контракты с той или иной страной в ее национальной валюте, но в большинстве случаев делается так называемая валютная оговорка, что оплата по контрактам осуществляется в валюте некоей третьей страны (обычно в долларах). Даже со странами Еврозоны значительная часть контрактов оплачивается в долларах, а не в евро. А поэтому рассчитывать "корзину валют" по структуре товарооборота России с той ли иной страной изначально некорректно.

                Получается, что индекс потребительских цен выполняет некую фиктивную функцию. А между тем, именно значения индексов потребительских цен закладываются Банком России в расчет реального эффективного курса рубля, динамика которого является одним из ключевых параметров денежно-кредитной и валютной политики нашей страны.

                Главный вывод, который напрашивается после приведенного анализа, состоит в том, что значимость индекса потребительских цен для оценивания инфляционных процессов в России необоснованно завышена. Экономика находится сейчас в таком состоянии, когда потребительский рынок и изменения цен на нем играют не самую важную роль в экономическом развитии страны. При этом экономический рост определяется не столько внутренним спросом, сколько объемами экспорта, прежде всего, нефти, нефтепродуктов, некоторых металлов.

                Динамика же потребительских цен внутри страны практически совершенно не связана с динамикой цен – как мировых, так и внутрироссийских – на эти виды полезных ископаемых. Поэтому когда в параметры федерального бюджета на 2006 г. закладывается инфляция в пределах 7-8,5%, это в очередной раз приведет к искажению бюджетных показателей – они должны «дефлятироваться», т.е. переводиться в сопоставимые цены, не посредством индекса потребительских цен, а иных статистических индексов. Так что если правительство ставит задачу сдерживания темпов инфляции, оно должно помнить: замедление роста потребительских цен совсем не обязательно приводит к снижению инфляции в экономике в целом и ее секторах порознь – в промышленности, сельском хозяйстве, других отраслях.

                Наиболее подходящим для оценки инфляции может и должен считаться индекс-дефлятор валового внутреннего продукта. Он характеризует изменение цен на все компоненты, составляющие ВВП, а не только тех, которые являются продуктами конечного потребления населения (как индекс потребительских цен). Именно при помощи этого индекса можно судить о масштабах инфляции в целом по экономике. С другой стороны, методика расчета индекса-дефлятора ВВП гораздо сложнее, чем индекса потребительских цен.

                ИПЦ рассчитывается "прямым путем" по первичной информации об уровнях и динамике цен в текущем периоде по сравнению с базисным на основные товары и услуги, входящие в потребительскую корзину населения России. Регистрация цен осуществляется ежемесячно во всех крупных городах страны. Другим источником первичной информации для расчета ИПЦ являются данные о структуре потребления населением отдельных видов товаров и услуг в каждом субъекте Федерации.

                В отличие от ИПЦ, индекс-дефлятор ВВП рассчитывается только "косвенным путем". Он может быть получен лишь по итогам квартала или года как частное от деления индекса стоимости ВВП (который учитывает как изменение физического объема, так и цен) на его изменение в реальном выражении (в постоянных ценах). То есть индекс-дефлятор ВВП не нуждается в специально организованном наблюдении за динамикой цен, не требует дополнительной разработки методологии сбора, обработки исходных данных об уровне цен и формирования структуры весов.

                Но расчет индекса-дефлятора ВВП оказывается сложнее и длится дольше, кроме того, он менее точен и чаще нуждается в корректировке. Действительно, данные по динамике ВВП подвергаются корректировке и исправлениям несколько раз после опубликования первичной информации. Более или менее точные данные получаются лишь спустя несколько лет, когда получены более точные сведения о динамике физического объема ВВП и его стоимостных характеристиках. Соответственно и данные по индексу-дефлятору ВВП будут достаточно точными лишь спустя несколько лет, что неудобно для анализа и прогнозирования в краткосрочной перспективе.

                Как же быть в этой ситуации? Отказываться от использования ИПЦ в краткосрочном прогнозировании, конечно же, нельзя. Однако использовать ИПЦ для характеристики инфляции следует более осторожно. Возможно, при формировании бюджета, его доходных и расходных статей следует предусмотреть другие виды индексов, более точно отражающие влияние изменения цен на основные параметры бюджета. То же следует продумать и для показателей внешней торговли.

         В заключение отмечу, Росстат до сих пор не перешел на публикацию данных о динамике потребительских цен в соответствии со стандартами Евростата, что создает препятствия для анализа и выполнения международных сопоставлений. Хотя методика расчета ИПЦ в России соответствует международным стандартам, и величина сводного ИПЦ России сопоставима с аналогичными показателями в странах Европы или США, сопоставить индексы цен на отдельные товарные группы, входящие в потребительскую корзину населения, невозможно.

                Если в России индекс потребительских цен подразделяется лишь на три крупных подиндекса (продовольственные товары, непродовольственные товары, платные услуги населению), а далее разбивка идет по перечню товарных позиций внутри каждой из этих подгрупп (например, на мясо и мясопродукты, молоко и молочную продукцию, плодоовощную продукцию, и т.д.), то в международной статистике перечень товаров и товарных позиций определен четко и однозначно и выходные данные во всех странах идентичны.

                При этом отличия от характерной для России разбивки товаров по товарным группам существенны. Если в России продовольственные, непродовольственные товары и услуги распределяются далее по входящим в них составляющим, то в методологии Евростата в пределах одной группы могут встречаться и продовольственные, и непродовольственные товары, и услуги. Так, группа "Транспорт" включает не только расходы на оплату услуг пассажирского транспорта, но и приобретение автомобилей, и их техническое обслуживание, и оплату горючего.

                В составе жилищно-коммунальных товаров и услуг помимо традиционных для России оплаты проживания, водоснабжения, платы за электроэнергию и газ, добавляются стоимость аренды жилья, оплата не только сетевого газа, но и сжиженного, твердого топлива (угля, торфа), а также затраты на стройматериалы и ремонт жилья. В группу "культура и отдых" включаются одновременно и услуги учреждений культуры, и покупка теле- и видеоаппаратуры.

                В странах Еврозоны публикация ежемесячного индекса потребительских цен сопровождается публикацией уровня цен на основные товары и товарные группы. Кроме того, значения индексов цен на каждый товар и товарную группу представляются с указанием доли (в %) каждого товара в потребительских расходах домашних хозяйств. То есть указывается, какой вклад внесло изменение цен на тот или иной товар в значение сводного ИПЦ. Например, при традиционном летнем снижении цен на овощи и фрукты дается пометка, что снижение цен на эту группу товаров на определенное число процентов способствовало снижению общей величины ИПЦ на некое количество процентных пунктов.

                Публикация данных по доле каждой товарной группы в структуре потребительских расходов населения и о вкладе индекса цен каждого товара в величину сводного ИПЦ позволяет всем желающим самостоятельно проверить правильность проведенных расчетов ИПЦ в целом по стране. К сожалению, в России такая практика отсутствует, и удельные веса каждой товарной группы в величине сводного ИПЦ не публикуются. Для большей открытости данных по ИПЦ это следовало бы сделать, что существенно повысит доверие в обществе к качеству статистических данных о российской инфляции».

         Должно быть и несоответствием ИПЦ «инфляции» как роста уровня цен в стране объясняется нестрогая корреляция роста курса Доллара и ИПЦ.

         Другой причиной нестрогой корреляции курса Д/Р к индексу потребительских цен («инфляции» в общепринятом практическом понимании) является нестрогая зависимость цены всего импорта от курса Д/Р.

         Следующей причиной нестрогой корреляции курса Д/Р к индексу потребительских цен и к «инфляции» как росту уровня цен является рассмотренный выше ажиотажный спрос на многие потребительские товары вследствие прекращения поставок импорта ввиду значительного роста курса Доллара (относится к 98 г).

         Также к нестрогой корреляции курса Д/Р к индексу потребительских цен и к «инфляции» как росту уровня цен приводит рассмотренный выше перманентный рост цен ВСЕХ товаров вследствие роста цены любого товара, являющегося материальным ресурсом для других товаров и услуг. Рассмотрим этот механизм применительно к импорту.

         Выше было показано, что

рост цены импорта приводит к росту цен отечественных товаров и услуг, где импорт присутствует в качестве материальных ресурсов.

Например, для России колбаса (зарубежное мясо), молоко (зарубежные молочный порошок и упаковочные материалы), яйца (зарубежные компоненты комбикормов), медные провода.

Следовательно, рост курса Доллара приводит к росту цен отечественных товаров и услуг, где импорт присутствует в качестве материальных ресурсов.

         Дальнейшее рассмотрение механизма роста цен ВСЕХ товаров и услуг рассмотрим на примере роста цены меди, являющейся материальным ресурсом многих товаров и услуг, вследствие роста курса Доллара (девальвации Рубля) в 98 г. Хотя доля импорта меди в России в 98 г была всего 24 %, но заменить подорожавшую вследствие роста курса Доллара медь было нечем, т.к.

невозможно БЫСТРО значительно увеличить производство дефицитного товара или услуги.

 Поэтому при произошедшем в августе-октябре 98 г росте в 2,5 раза курса Доллара подорожали товары, в которых в качестве материальных ресурсов использовалась медь, например провода и кабели. Как написано выше, это вызвало рост цен товаров и услуг, в которых используются товары, содержащие медные провода и кабели, например, производство электротоваров. Подорожавшие электротовары вызвали рост цен товаров, где они являются материальными ресурсами и т.д. По цепочке в электроэнергетике увеличение цены меди привело к росту тарифов на электроэнергию. Затем произошёл рост цен ВСЕХ товаров и услуг России из-за первичного роста цены (тарифов) электроэнергии, ПЕРВОПРИЧИНОЙ подорожания которой явилась медь, подорожавшая вследствие роста курса Доллара к национальной валюте (так как без электроэнергии никто не обходится). Для товаров, применяющих медь, это будет вторичный рост цен после одноразового ЗНАЧИТЕЛЬНОГО увеличения курса Доллара США к Рублю в 98 г.

         Необходимо отметить, что мы рассмотрели рост цен всех товаров России ТОЛЬКО вследствие роста цены меди из-за одноразового ЗНАЧИТЕЛЬНОГО роста курса Доллара США к Рублю. На самом деле увеличение курса Доллара США к Рублю в 98 г, сопровождавшееся увеличением курса других валют к Рублю, привело к увеличению цен многих (в первый момент практически всех) зарубежных товаров и услуг. Поэтому рост уровня цен («инфляция») при ЗНАЧИТЕЛЬНОМ одноразовом уменьшении курса Рубля к Доллару США в 98 г был значительно больше, чем только от роста цены меди. Эта закономерность наблюдалась не только в 98 г.

         Затем произошёл вторичный, третичный и т.д. рост цен ВСЕХ товаров и услуг, что привело к росту уровня цен («инфляции»).

         Таким образом можно сделать ВЫВОД, что «рост цен, вызванный увеличением издержек производства ВСЛЕДСТВИЕ одноразового ЗНАЧИТЕЛЬНОГО роста курса Доллара, может продолжаться довольно долго» (л. 1, с. 133). Этот рост объясняется вторичным, третичным и т.д. ростом цен ВСЕХ товаров и услуг; этот перманентный (непрерывный) рост цен невозможно остановить. Его можно только на время административным путём приостановить, и то не на все товары и услуги, но в дальнейшем «инфляция издержек» возьмёт своё.

         Именно вторичным, третичным и т.д. ростом цен ВСЕХ товаров и услуг вследствие роста курса Доллара объясняется больший рост индексов потребительских цен и цен производителей промышленной продукции, чем только от роста курса Доллара в соответствующем году. Это приводит к несоответствию роста курса Д/Р и индексов цен. Я считаю, что именно перманентным ростом цен от ЗНАЧИТЕЛЬНОГО роста курса Доллара США в 98 г объясняется несоответствие роста курса Доллара США и индексов цен в 99, 00, 01 гг. (см. табл. 1).

         Я думаю, что и в последующих годах значительной составляющей роста уровня цен («инфляции») был перманентный рост цен от предыдущих уменьшений инвалютного курса Рубля. Кроме того, несоответствие увеличения курса Доллара (девальвации Рубля) и «инфляции» было вызвано индексацией зарплаты в соответствии с ростом цен на ряде предприятий, что вызывало превышение спроса над предложением ряда товаров и услуг. Комментарий ниже и в последующих главах.

         Я считаю, что показанный выше механизм роста уровня цен («инфляция») вследствие роста курса Доллара (вследствие девальвации национальной валюты) является научной индукцией. В соответствии с наукой логика «Научная индукция опирается не столько на большое число исследованных фактов, сколько на всесторонность их анализа и установление причинной зависимости, выделение необходимых признаков или необходимых связей предметов и явлений. Поэто­му научная индукция и дает достоверное заключение» (выделено мной – ВИД) («Учебник по логике» л. 4, с. 155).

         Чтобы привлечь внимание к моему научному открытию, я написал письмо 18.04.00 Президенту России Путину В. В.:

«Уважаемый Владимир Владимирович!

         Предупреждаю Вас, что использование Илларионова А.Н. в качестве экономического советника Президента РФ не будет способствовать возрождению России. Следование порочной экономической теории Илларионова, заключающейся в ограничении денежной массы, а именно в недостаточной индексации доходов россиян, в непредоставлении предприятиям льготных государственных кредитов для ВОССТАНОВЛЕНИЯ оборотных и амортизационных фондов после роста курса Доллара и цен, привело к обнищанию россиян и значительному снижению экономической мощи России.

         Находясь в объятиях МИФА инфляционной гипотезы, уважаемый Андрей Николаевич НЕ СМОЖЕТ ПОНЯТЬ, что рост цен в августе – октябре 1998 года был вызван не АБСТРАКТНЫМ превышением денежной массы над товарной, а КОНКРЕТНЫМ ростом издержек производства после роста курса Доллара.

         Находясь под влиянием МИФА, он не сможет понять, что в 1999 г рост цен был вызван КОНКРЕТНЫМ ростом издержек производства, связанных с ростом заработной платы и вторичным ростом цен материальных ресурсов в связи с произошедшим ростом цен отечественных товаров после роста цен импортных (и экспортных) товаров из-за роста курса Доллара в 1998 г. В настоящее время наблюдается третичный и четвертичный рост цен материальных ресурсов. Рост будет до тех пор, пока цены российских товаров не станут мировыми. И превышение денежной массы над товарной здесь ни причём.

         Следуя инфляционной гипотезе, ИЛЛАРИОНОВ не сможет понять, что

ТОЛЬКО увеличение доходов россиян НЕЗАВИСИМО от разницы доходной и расходной части Государственного бюджета приведёт к подъёму экономики России.

Об этом свидетельствуют результаты восстановления экономики России в 1999 году, которые могли быть ещё лучше, если бы индексация зарплаты россиян осуществлялась в большей степени.

Сначала деньги – потом товар. ДЕНЬГИ ПЕРВИЧНЫ, ПРОИЗВОДСТВО ВТОРИЧНО.

Находясь в объятиях инфляционной идеологии, он не сможет понять,

что возрождение России возможно ТОЛЬКО при стабильном инвалютном курсе Рубля.

         Только отказавшись от порочной инфляционной идеологии и ПОКАЯВШИСЬ перед россиянами в причиненных им страданиях, А.Н. Илларионов сможет принести пользу России.

         Необходимо НЕМЕДЛЕННО принять Закон РФ о минимальном размере заработной платы, равным 1000 Рублей в месяц…» (л. 1, с. 28).

         Дополнительной причиной этого письма являлось то, что БОЛЬШИНСТВО экономистов, БОЛЬШИНСТВО средств массовой информации не рассматривали причину роста цен в России после 1992 г, заключающуюся в росте курса Доллара, а рассматривали причиной роста цен только превышение денежной массы над товарной массой и отсутствие конкуренции в стране. Причём некоторые не считали ПРИЧИНОЙ роста уровня цен («инфляции») в России рост курса Доллара даже в 98 г.

         В письме я написал, что рост цен российских  товаров  и  услуг закончится, когда  цены достигнут  мирового  уровня, т.к. принято считать, что цены отечественных товаров и услуг из-за конкуренции не могут быть больше, чем цены аналогичных зарубежных товаров и услуг.

         Так же я считал, когда 01.09.97 написал в своей первой статье «О ценообразовании»: «В то же время в связи с отсталостью производства себестоимость большинства товаров, изготовленных в России, в основном выше себестоимости аналогичных импортных товаров. Но цена российских (отечественных) товаров не может быть выше цены аналогичных (имеющих одинаковые потребительские свойства) товаров, т.к. их в этом случае никто не будет покупать. Т.е. импорт является уздечкой для цен на отечественные товары (т.е. товары рассматриваемой страны), имеющих большую себестоимость. Поэтому увеличение цены («инфляция») на большинство товаров пропорциональна изменению курса национальной валюты». К сожалению, эта статья не была опубликована.

         Мнения, что конкуренция ограничивает рост цен до мирового уровня, я придерживался до выхода в свет моей книги л. 1. Об этом также в письме от 1.04.02 Депутату ГД ФС РФ Боосу Г.В., КОПИЯ: «МП» Льву Московкину:

         «ПОЙМИТЕ! В первые годы советской власти вследствие разрухи, вызванной Гражданской войной, в России был громадный недостаток производства и предложения товаров и услуг, что и вызвало в соот­ветствии с ГЛАВНЫМ ЗАКОНОМ РЫНКА громадный рост цен. При этом значительная часть неплатёжеспособного спроса покрывалась БАРТЕРОМ (одеж­ду меняли на хлеб, сало и т.п.), что свидетельствовало о недостатке денежной массы в России в первые годы советской власти.

         В настоящее время Рынок России НАСЫЩЕН всевозможными товарами, включая ИМПОРТ, поэтому в соответствии с законом конкуренции

цены не могут быть выше мировых цен.

         Следовательно, «суперинфляции» в России быть не может, если ЗНАЧИТЕЛЬНО не увеличится курс Доллара США к Рублю.

         В то же время наличие БАРТЕРА, в том числе в оплате труда, свидетельствует о недостатке денежной (рублёвой) массы в России. ПОКА­ЗАТЕЛЬНО, что рост денежной массы после 1998 года, приведший к росту платежеспособного спроса, привёл к росту производства товаров и услуг в России»

         (л. 1, с. 62-63).

         Однако

ПРАКТИКА не подтверждает, что внутренние цены не могут быть больше зарубежных.

Комментарий в главе посвящённой конкуренции.

         Однако справедливо утверждение:

«Внутренние цены не могут ЗНАЧИТЕЛЬНО отличаться от мировых цен».

Следовательно, при стабильном курсе национальной валюты гиперинфляция невозможна.

2.3 «Инфляция» в России в 91 и 92 гг.

         Как написано выше, из табл. 1 следует, что в 91 и 92 гг было сильное несоответствие изменения курса Р/Д и индексов цен («инфляции»).

         Исходя из изложенного механизма перманентного роста цен после одноразового роста курса Доллара, можно утверждать, что несоответствие роста курса Доллара и роста цен в 91 и 92 гг. вызвано временным лагом: должно пройти определённое время для того, чтобы произошло увеличение издержек у ВСЕХ товаров и услуг страны ВСЛЕДСТВИЕ одноразового значительного увеличения курса Доллара.

         Задержка роста цен от роста курса Доллара в 91 г была вызвана также тем, что в 91 г цены на большинство товаров и услуг назначались административно.

         Но это не главная ПРИЧИНА несоответствия изменения курса Р/Д и индексов цен. Я думаю, что на это несоответствие оказало существенное влияние то, что в 91 и 92 гг. в России цены увеличивались также в связи с нарушениями предложения товаров из-за нарушения хозяйственных связей. Об этом написала газета «Известия» от 5 января 1991 г № 5 в статье «Работаем нормально – стоим!»:      

         «ВТОРОЙ рабочий день 1991 года. Звоню на москов­ский завод «Динамо»: как ра­ботаете? «Нормально работа­ем— уже стоим! — бодро сообщил зам. генерального по экономике В. Надоршин.— Сырья нет, материалов нет, один из цехов целиком отпустили до­мой».

         И я вынес из разговора од­но: повсеместный экономический развал, разрушение хозяйствен­ных связей, падение технологи­ческой дисциплины — все это уже стало обыденным…

         …Отказ от жесткого дирек­тивного планирования обернулся полной безответственностью заводских служб. Сборку тор­мозит нехватка контакторов, ро­зеток, скоб. Бригада не может двинуть панели дальше по сбо­рочному конвейеру, поэтому 15 работниц монтажного участка отправлены по домам до 8 янва­ря…

         …Но сегод­ня к вечеру из-за отсутствия меди и асбеста встанет обмоточно-изолировочный участок…».

         О другом примере остановки производства из-за отсутствия комплектации (транспорта) написала в октябре 1991 г газета «Известия» в статье «Сахар некуда девать»:

         «Волоконовский сахарный завод — на грани оста­новки: все склады забиты сахаром.

         Дирекция завода уже не пер­вый день бьет тревогу. К от­правке в Москву, Екатеринбург, Челябинск, Красноярск и другие промышленные центры России готово 5 тысяч тонн сахара, но белгородское отделение Южной железной дороги срывает по­ставку на завод крытых ваго­нов. Так, за 20 дней октября из 120 вагонов заводчане получили только 45.

         Сахаровары послали телеграм­мы первому заместителю на­чальника Южной железнодорож­ной магистрали В. Кустовскому, Президенту России Б. Ельцину. Реакции пока никакой.

         Белгородские железнодорож­ники сетуют, что их подводит станция Гребенка Полтавской области, куда направлены для ремонта 417 крытых вагонов».

         В журнале «Деньги и кредит» за 1989 г в отчёте о круглом столе, посвящённом «инфляции» написано: «А. И. Бажан подчеркнул, что   обеспечение денег, которые сейчас являются представите­лями товарной  массы, связано с проблемами не только денежно-кредитного регулирования, но и производства и обращения товаров. Диспропорции  в производстве товаров, порожда­ющие их дефицит, — один из важнейших фак­торов инфляции в нашей стране» (л. 5, с. 65). Выделенная мною причина «инфляции» была и в последующие годы, включая 90 и 91 гг.

         Цены также увеличивались из-за увеличения издержек у продавцов дефицитных благ в связи со срочностью работы: за сверхурочные положено платить больше. Один из примеров мы найдём в газете «Известия от 14 декабря 1991 № 297 в статье «Заводы встали— нет энергии»: «В четверг и пятницу в Иркутске не работали. Гор­исполком объявил эти дни выходными. А вот суб­бота и воскресенье, наоборот, стали рабочими. Такой странный график город вынужден ввести из-за того, что в области катастрофически не хватает электрической энергии. Дефицит ее в эти дни достигает 15—20 процентов от потребно­сти…» – ведь работа в выходные стоит дороже.

         Ещё один пример удорожания товаров из-за их дефицитности мы найдем в статье «Десантные корабли отправятся за картошкой?» («Известия» от 16 октября 1991 № 247):

         «Учитывая нехватку картофе­ля в городе на Неве нынеш­ней осенью, Германия решила поставить к столу петербурж­цев 120—150 тысяч тони этого продукта. Возникла проблема — как тран­спортировать этот большой груз к невским берегам. На встрече у вице-мэра города В. Щербакова транспортники решили, что перевозить герман­ский картофель будут суда Балтийского морского и Северо-За­падного речного пароходств. Определены предельно сжатые сроки — с 21 октября по 15 но­ября. Изъявили желание принять участие в этой трудоемкой ак­ции и моряки Балтийского фло­та. Они готовы предоставить мэ­рии военно-транспортные суда, но, возможно, удастся обойтись без них. Разгружать прибываю­щий груз будут не только в Вы­боргском и Петербургском пор­тах, но и в Кронштадте.

         Поскольку, как показали рас­четы, весь картофель сразу не перевезти, да и с овощехрани­лищами у нас плоховато, остав­шуюся часть придется транс­портировать из Германии вес­ной.

         С. КРАЮХИН. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ».

         Однако в 91 г нарушения в поставках сырья, комплектующих, транспорта, рост цен вследствие роста курса Доллара не оказали полного влияния на рост общего уровня цен или на «ИНФЛЯЦИЮ ИЗДЕРЖЕК (ЗАТРАТ)», которая по нашему определению связанна с факторами предложения, т.к. в 91 г. свободное ценообразование было только на небольшое количество товаров и услуг. И всё же значительный рост цен небольшого количества товаров в 91 г вызвал значительный рост уровня цен («инфляцию»): индекс потребительских цен 260,4 %, индекс цен производителей промышленной продукции 340 % (см. табл. 1). Почти все нарушения, связанные с факторами предложения в 91 г в связи с либерализацией БОЛЬШИНСТВА цен, вызвали их рост в 92 г: чтобы не простаивать потребители договаривались о поставках дефицитных товаров и услуг за повышенную цену. Это подтверждает статистика: наибольший рост цен был в январе 92 г и значительно меньший в другие месяцы 92 г.

         В гл. 1 приводилась цитата из статьи Д.Р. Белоусова, где написано, что в ходе экономических дискуссий 1990-1991 гг. широко применялся термин "инфляционный навес", которым обозначался «избыточный объем денежного спроса в условиях искусственно сдерживаемой динамики инфляции» (л. 6, с. 23). Именно из-за ликвидации «инфляционного навеса», вызванного либерализацией цен, в 92 г. произошёл значительный рост цен. Однако

после либерализации цен в 92 г в России не могло быть никакого «инфляционного навеса»,

т.к. либерализация цен означает свободное, независимое ни от чего установление цен. Следовательно, и рост цен («инфляция») не зависит ни от чего, кроме Главного Закона Рынка (ГЗР).

         Следовательно, главная причина большого роста цен в 92 г, наряду с ростом курса Доллара (с девальвацией Рубля), это установление цен в соответствии с Законом спроса и предложения (частью ГЗР). То, что цена увеличивается при дефицитности, то есть в соответствии с ГЗР, будет показано в главе… «Спрос. Закон спроса». Об этом также в моём сообщении Главный Закон Рынка и конкуренция на форуме Московского отделения Политической партии «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ: РОДИНА/ПЕНСИОНЕРЫ/ЖИЗНЬ». Увеличение цены при дефицитности товара также следует из статьи «Почём фунт мяса» в газете «Известия» от 4 января 1991 г №  4. В ней в частности написано: «Наши корреспонденты сообща­ют:

         А. Ершов (Нижний Новгород). Положение с мясом здесь давно критическое — в свободной продаже по госценам его уже несколько лет нет. На рынках за последние 2—3 месяца цены выросли более чем в два раза: говядина до 18 рублей кило, сви­нина — 15, баранина — 17. По­бывал на Мытном рынке. Мясом торгуют человек десять, оче­редей нет. Зато в торгово-заку­почном предприятии настоящая давка: говядина и свинина тут — качеством, правда, похуже — идут соответственно по 13 и 10 рублей. Но в ТЗП мясо бывает эпизодически.

         ...Моссовет недавно ввел ог­раничение: мясо на рынках про­давать не дороже 15 рублей. И что? Рынки покатываются со смеху. Моссовет определил две­сти магазинов, которые должны напрямую принимать мясо у «частников». Но кто про них знает и каково «частнику» рыс­кать по столице в поисках этих магазинов?

         Однако пример Москвы, по­хоже, заразителен. Недавно президент Туркменской ССР заявил, выступая по местному телевидению: «...Мы будем твер­до держаться в цене на мясо, и я предложил коллегам (име­ются в виду руководители со­седних республик. — В. Г.): да­вайте введем в Средней Азии 3 рубля госцену на него. Но на это не все могут пойти. Но мы пока будем продолжать дер­жать. Жестко! А комиссионное мясо должно продаваться не более 7 рублей за килограмм. И если горисполком не примет решения, запрещающего про­давать мясо не выше семи руб­лей — это уже надо рассматри­вать как серьезную недоработ­ку».

         Выходит, забыли в Туркме­нии, как лет десять назад гор­исполком вводил своим «дек­ретом» цены на ашхабадском рынке, и долго еще потом тот ценник, вывешенный на видном месте, смешил ашхабадцев — ры­нок   живет по своим законам».

         К сожалению, экономисты, придерживающиеся монетаристских воззрений на ценообразование, НЕ ПОНИМАЮТ, что

при уменьшении предложения товаров и услуг происходит увеличение РАЗНИЦЫ между спросом и предложением при неизменном спросе, что в соответствии с Главным Законом Рынка (ГЗР)  ВЫЗЫВАЕТ рост цен, который ТРЕБУЕТ увеличения доходов в стране и, следовательно, увеличения денежной массы страны.

         Итак, после либерализации цен в 92 г «инфляция» в России была вследствие перманентного роста цен из-за роста курса Доллара к Рублю в 91 и 92 гг., вследствие нарушения хозяйственных связей и вследствие действия Закона спроса и предложения.

2. 4. Ошибка Е.Т. Гайдара и его последователей

         Как показано выше,

при увеличении издержек производства, связанных с увеличением цены материальных ресурсов, происходит рост цен без роста доходов населения, предприятий и государства; при дефицитности товаров и услуг происходит рост цен без роста доходов населения. Это ТРЕБУЕТ увеличения доходов в стране и, следовательно, увеличения денежной массы страны.

         Практика России свидетельствует, что при отказе от увеличения зарплаты, пенсии в полном соответствии с ростом уровня цен происходит спад производства в стране (кроме обоснования, данного в этой главе, будет дано дополнительное обоснование в главе… «Спрос рождает предложение»). О порочности борьбы с ростом цен монетарными методами также написал Белоусов в приводимой в 2.1 цитате из л. 6, с. 22. Исходя из ЗДРАВОГО СМЫСЛА,

отказ от увеличения денежной массы означает, в том числе, отказ от увеличения зарплат, пенсий, пособий.

Поэтому борьба с ростом цен (с «инфляцией») в 92 г путём ограничения роста доходов населения привела к самому большому за последнее время снижению ВВП России по отношению к предыдущему году: 85,5%. Это подтверждают официальные цифры (см. табл. 1) и Российский статистический ежегодник: реальные располагаемые денежные доходы к предыдущему году 52,5 %, реальная заработная плата к предыдущему году 67 % – тоже самые плохие цифры за последнее время.

Непризнание возможности роста цен («инфляции») без увеличения денежной массы страны – главный порок монетаризма,

которого, к сожалению, придерживается российское руководство.

         То, что

ГЛАВНОЙ ПРИЧИНОЙ значительного уменьшения производства (ВВП) в России после 91 г явилось ограничение роста зарплат, пенсий россиян и ограничение роста денежной массы ПОСЛЕ роста цен,

подтверждает интервью в газете «Известия» от 19 февраля 1992 г № 42 заместителя Председателя Правительства России по вопросам экономической политики Егора Гайдара, озаглавленное «МОЙ ОПТИМИЗМ ИМЕЕТ  ОСНОВАНИЯ, утверждает Егор ГАЙДАР»:

         «Спад и даже остановка неко­торых производств — совер­шенно естественная реакция на жесткую денежную полити­ку. То есть мы совершенно соз­нательно шли на то, чтобы ле­чить инфляцию дефляционным шоком. И если нам удается вве­сти мощные денежные ограничения, то в них упирается про­изводство, а иногда и встает. То, что возникают жалобы на нехватку денег и связанную с этим опасность остановки про­изводства,— верный сигнал то­го, что мы проводим правиль­ную денежную политику. Я по­нимаю, что приходится резать по-живому, но это значит, что мы режем в нужном месте.

Как бы с аппендиксом не вырезать и желудок.

Не думаю, что такая опас­ность существует, а вот опоз­дать — непоправимо — с опера­цией могли бы. Да ее еще надо завершить недрогнувшей рукой, а под руку толкают постоянно и с разных сторон. Вот почитай­те слезное — или грозное — письмо руководителя одного из крупнейших петербургских пред­приятий — беда, не хватает де­нег... После либерализации мно­гие, наверное, решили: сейчас я как взгрею цены, как подниму зарплату. И тут вдруг очень скоро выясняется, что не спе­шат особенно закупать товар по космическим ценам. А те, кто закупил, не оплачивают счета, и уже нечем платить собственным поставщикам. И на повышенную зарплату денег не хватает. Вы­вод один — дайте бесплатный кредит. Но мы как раз все и де­лаем для того, чтобы денег не хватало, чтобы повысился на них спрос, чтобы закупать сырье, повышать зарплату мож­но было в рамках того, что за­работал. Или, если уж полу­чил кредит, то по дорогой ры­ночной цене, а значит, нужно еще больше вкалывать, чтобы потом расплатиться, не надеясь на то, что правительство или парламент спишут долги» (выделено мной – ВИД).

Совершенно непонятно, почему для Гайдара и других экономистов, придерживающихся монетаристских взглядов на ценообразование, борьба с ростом цен важнее роста производства, роста доходов.

         Да, рост уровня цен («инфляция») приводит к очень крупным неприятностям, но борьба с ростом цен монетаристскими методами приводит к ещё большим неприятностям. И главная неприятность – это спад производства, вызывающий безработицу, зависимость страны от импорта и т.д. То, что Гайдар СОЗНАТЕЛЬНО останавливал производство товаров и услуг в России, что привело в соответствии со ЗДРАВЫМ СМЫСЛОМ к уменьшению ВВП России, подтверждает приведённая выше цитата из интервью в газете «Известия» от 19 февраля 1992 № 42.

         Одним из возможных ответов на поставленный в рамке вопрос является то, что «…кре­дитная политика правительства перекрыла кислород низкорен­табельным хозяйствам, привык­шим жить в долг…» (упомянутая выше статья «Сколько сегодня денег в чужом кармане» в газете «Известия» от 29 февраля  1992 г № 51).

Однако силой заставить быть хорошим невозможно.

Если человек не умеет работать, то его надо учить, а не наказывать.

Это тем более необходимо, что грамотные специалисты сами не появляются. Об этом в моём письме от 26.12.00 НЕМЦОВУ Б.Е. КОПИИ: Селезневу Г.Н., Ильмире Маликовой, “Своя земля” (28.12.00):

«Почему Вы считаете свою точку зрения истиной в последней инстанции?

Вы себе ВНУШИЛИ, что отсутствие частной собственности на зем­лю – единственная  причина неудач России в сельскохозяйственн­ом производстве. Между тем, Ваше утверждение – голословно. Вы не приводите никаких цифр.

Где анализ соотношения рентабельных и нерентабельных сельскохозяйственных предприятий при наличии и отсутствии частной собственности на землю?

Вы НЕ ХОТИТЕ СЛЫШАТЬ возражение, что

деньги в неумелых руках не приведут к высокой урожайности.

ПОДУМАЙТЕ!

Почему для основания СВОЕГО ХОЗЯЙСТВА нужно что-то закладывать?

Деньги надо напечатать и выдать всем УМЕЮЩИМ работать на земле. Ещё лучше ВЫДАТЬ не деньги, а ИНВЕНТАРЬ (машины, механизмы,  семена, удобрения и т.п.). Если ХОЗЯИН участка не сумел его использо­вать рационально, то надо этот участок вместе с постройками, техникой,  живностью, которые были БЕЗВОЗМЕЗДНО переданы ХОЗЯИНУ, передать другому.

         Нереальным моё предложение делает вариант, если ХОЗЯИН продаст или уничтожит (по небрежности или специально) своё имущество.

         С другой стороны, если мы даем БЕСПЛАТНО землю и затем даём возможность её продать, то это то же самое, что просто дать безвозмездный кредит. Т.е. опять получили мой нереальный вариант.

         Выход из создавшегося положения можно найти, только решив вопрос первоначального накопления капитала, который Вы даже не ставите.

Поэтому для современной России

ГЛАВНЫЙ ВОПРОС – как найти УМЕЛОГО ЗЕМЛЕПАШЦА? А не вопрос частной собственности на землю.

         В то же время, ПРИЧИНОЙ неэффективного использования земли при Советской власти является не отсутствие частной собственности на землю, а командование землепашцами райкомами, обкомами, ЦК КПСС.

Для эффективного использования земли необходимо, чтобы работаю­щий на ней мог СВОБОДНО принимать хозяйственные решения. (Для этого – добавлено позже, ВИД)

ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ на землю для землепашца НЕ НУЖНА.

         Если Вы избавитесь от своего САМОВНУШЕНИЯ по во­просу частной собственности на землю, то услышите самый сильный ПЛАЧ    СЕЛЬХОЗПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ:

“Почему в России цены на сельхозпродукцию в несколько раз НИЖЕ, чем на промышленную продукцию?”

Низкие цены на сельхозпродукцию не позволяют СФОРМИРОВАТЬ ОБОРОТНЫЕ и АМОРТИЗАЦИОННЫЕ ФОНДЫ сельхозпредприятий, при наличии которых НЕ НУЖНЫ кредиты и НЕ НАДО закладывать землю под эти кредиты, т.е. не нужна ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ на землю.

         Цены на сельхозпродукцию можно поднять, только сделав ДОХОДЫ россиян на мировом уровне. В противном случае высокие цены на продоволь­ствие приведут к революции и затовариванию сельхозпредприятий. Чтобы этого не случилось, НАДО НАПЕЧАТАТЬ соответствующее коли­чество денежных знаков…» (л. 1, с. 67-68).

         Частичное подтверждение тому, что написано в цитированном письме Немцову, мы найдём в статье «Зима. Очень хочется кушать» в газете «Московская правда» от 26 ноября 1998 г № 218 (23547): «…Должен сказать, что та эйфория, те надежды сторон­ников приватизации на то, что появятся новые хозяева и будут лучше управлять, не оправда­лись. Ни в машиностроительной промышленности, что можно на­блюдать на примере ЗИЛа, ни в пищевой. Хозяева пришли раз­ные. У нас сегодня нет процветающих предприятий: есть те, которые выживают, и те, кото­рые не выживают. Одни хозяе­ва честно и добросовестно ра­ботают, другие – схватили свой кусок, завалили дело, на том все и кончилось. В результате раз­валились коллективы, останови­лись или работают на половину своей мощности предприятия». Это сказал первый заместитель руководителя департамента продовольственных ресурсов правительства Москвы Александр Андреевич РУСАНОВ.

         Кроме того, эта цитата подтверждает, что выбранная Гайдаром стратегия лечения экономики России путём отсечения плохо работающих предприятий оказалась порочной: «У нас сегодня нет процве­тающих предприятий: есть те, которые выживают, и те, кото­рые не выживают». Я думаю, что ПРИЧИНОЙ является не неспособность ВСЕХ россиян работать, а порочная экономическая политика руководства России.

         Одной из составляющей этой ОШИБОЧНОСТИ является идея Гайдара и других экономистов-рыночников ЗАСТАВИТЬ людей лучше работать, путём создания трудностей в работе. В частности, идея либералов о создании трудностей в работе путём увеличения цены кредитов («если уж полу­чил кредит, то по дорогой ры­ночной цене, а значит, нужно еще больше вкалывать, чтобы потом расплатиться, не надеясь на то, что правительство или парламент спишут долги» – см. цитату из интервью Гайдара в газете «Известия» от 19 февраля 1992 г). Эта затея не получилась, т.к. ОБЪЕКТИВНО лучше многие предприятия работать не могли, т.к. они уже использовали все резервы. А если и остались резервы, то они не могли компенсировать рост издержек из-за ВНЕШНИХ ПРИЧИН. Так как в таком положении находилось БОЛЬШИНСТВО российских предприятий в 92 г, то экономическая политика Гайдара привела к ускорению остановки многих предприятий в России и самому большому в современной истории России и СССР уменьшению ВВП России в 1992 г.

         Как следует из статьи «Зима. Очень хочется кушать» в «МП» от 26 ноября 98 г, кислород был перекрыт не только «низкорентабельным хозяйствам». Об этом также свидетельствует практика всей России. Поэтому можно утверждать, что действия российского правительства методом скульптора, отсекающего всё лишнее, не получились: вместе с низкорентабельными хозяйствами значительно снизили объём производства и флагманы российской промышленности, до этого выпускавшие конкурентную во всём мире продукцию; некоторые из них навсегда прекратили производство. ПРИЧИНА этого, по-моему, в том, что

«Снижение издержек путём ограничения роста до­ходов ПОСЛЕ роста уровня цен, что предлагают (и осуществляют) МОНЕ­ТАРИСТЫ, подобно ремонту часов при помощи ТОПОРА»

(л. 1, с. 101 письмо от 10.01.02 Директору института проблем глобализации Делягину М.Г. КОПИЯ: Ильмире Маликовой).

         Хотя денежной политике будет в дальнейшем посвящено несколько глав, здесь есть смысл привести дополнительные доказательства ошибочности зажима денежной массы, как с точки зрения увеличения объёма производства в стране, так и уменьшения роста уровня цен («инфляции»). Например, в Польше «…Со второй половины 1990 года ма­кроэкономическая политика, осо­бенно денежная, стала менее последовательной по политическим причинам. В результате до сих пор сохраняется (выделено мной – ВИД) годовая инфляция 45—48% (ожидаемый результат за 1992 год) («Известия - Финансовые известия» № 8 17-23 декабря 1992 г статья бывшего первого заместителя министра финансов Польши Марека Домбровски «Шоковой терапии в России не было и нет»). В то же время "ПРИЛАВКИ Варшавы, Праги и Будапешта стали предме­том зависти для наших сооте­чественников. Действительно, Польше удалось на удивление быстро преодолеть товарный дефицит, что же касается Чехо­словакии и Венгрии, там его не знали и при коммунистическом режиме. Более или менее ста­билизирован курс злотого (пос­ле головокружительного паде­ния), кроны и форинта, все три валюты самостоятельно — без долларовых «костылей» – обслуживают внутренний рынок, они перестали быть «деревянными»" («Известия» от 24 февраля 1992 года № 46 статья «Быть ли терапии шоковой в Польше, ЧСФР и Венгрии»).

         Поэтому возникают вопросы.

Страшна ли «инфляция» 45—48%?

«Полезна ли для страны жёсткая макроэкономическая политика? Нужно ли бороться с ростом цен монетарными методами?» Последний вопрос правомерен также, если мы проанализируем табл. 1 столбец М2 и сравним его со столбцом роста цен. При этом денежную массу М2 на начало года будем считать равной денежной массе М2 на конец предыдущего года. Денежная масса М2 (на конец года) в 98 году по сравнению с 97 г изменилась незначительно: 448,3 млрд. Р – 384,5 трлн. Р = 63,8 – на 16,6 %, а «инфляция» увеличилась значительно: индекс потребительских цен – 184,4 %, индекс цен производителей промышленной продукции – 123,2%. Тогда как в 97 и 96 гг. М2 (на конец года) увеличилась больше: на 30,3 % и на 33,7 %, а индекс потребительских цен соответственно возрос меньше: 111,0% и 121,8%. Это показывает, что заклинания монетаристов, что «инфляция» «всегда и везде представляет собой денежное явление», не подтвердились. В то же время

табл. 1 показывает корреляцию увеличения ВВП от денежной массы М2 в 99, 00, 01 и 02 гг.

         Кроме того, возникает вопрос:

«Как недостаток денег у населения, предприятий, государства может совмещаться с избытком денег, свидетельствующем, по-Гайдару, о ПРИЧИНЕ роста уровня цен (о ПРИЧИНЕ «инфляции»)?».

Здесь, мне кажется, что-то не в порядке с логикой у Гайдара и других экономистов, придерживающихся монетаристских воззрений на ценообразование.        

         По-моему, ПРИЧИНА этого в том, что Гайдар находился и находится в звериных объятьях монетаризма, который объясняет, что рост цен («инфляция») всегда СЛЕДСТВИЕ бюджетного дефицита, а «Инфляция означает, что в экономике и обществе сумма текущих рас­ходов превышает реальные до­ходы» (цитируемая выше статья Марека Домбровски). Гайдар и другие монетаристы не могут ПОНЯТЬ, что бюджетный дефицит, при котором «сумма текущих рас­ходов превышает реальные до­ходы», вызван МОМЕНТАЛЬНЫМ ростом товарной массы в денежном измерении ПОСЛЕ роста цен при НЕИЗМЕННОЙ денежной массе. Это ТРЕБУЕТ увеличения доходов в денежном измерении. Поэтому

увеличившаяся ВПОСЛЕДСТВИИ денежная масса ЗАРАБОТАНА увеличившейся вследствие роста цен товарной массой (в денежном значении).

         О ПРИЧИНАХ бюджетного дефицита в России в 92 г написано в интервью под названием «Банкроты поневоле» с заместителем председателя Центрального банка России В. Солововым  в газете «Известия» от 28 марта  1992 г № 75:

         «— Вячеслав Иванович, каковы причины и масштабы неплатеже­способности предприятий?

         – Главная причина — много­кратный скачок цен и резкое уве­личение выраженного в этих ценах объема товарной массы, то­гда как денежная масса с начала года возросла примерно на 300 миллиардов рублей, или на 30 процентов. Одно перестало соот­ветствовать другому. И теперь не хватает оборотных средств, чтобы обеспечить нормальную деятельность предприятий, начи­ная от закупки комплектующих и заканчивая продажей готовой продукции и возвращением заня­тых денег в банк.

         Причем начала возникать свое­образная цепочка неплатежей, когда отсутствие средств у од­ного участника товарообмена вызывает неплатежи второго, третьего и так далее. А вот как развивался этот процесс во времени: на 1 января общая сумма просроченных расчетных доку­ментов в банках России состав­ляла 39,2 миллиарда рублей, на 1 февраля она возросла до 140,5 миллиарда, к 1 марта — до 390 миллиардов и, наконец, к 20 марта она достигла 676 мил­лиардов рублей».

         Таким образом Соловов подтвердил, что

рост цен является ПРИЧИНОЙ бюджетного дефицита,

 следовательно, бюджетный дефицит не может быть ПРИЧИНОЙ роста цен, что не понимают экономисты, придерживающиеся монетаристских воззрений на ценообразование.

Поэтому бороться с ростом цен монетарными методами бессмысленно.

         Это же можно подтвердить, если сравнить написанное Мареком Домбровски в цитируемой выше статье «Шоковой терапии в России не было и нет»: «В свою очередь в фискаль­ной политике 1992 года можно до сих пор выделить три фазы:

         - период относительного бюджетного равновесия (январь —апрель);

         - период значительного ро­ста бюджетного дефицита (май—август);

         - период частичного улучше­ния фискального баланса (сен­тябрь—октябрь)», с графиком роста цен в России:

(«Известия» № 265 от 8 декабря 1992 г «Продукты за ноябрь подорожали на треть») – рис. 2. Как видно, фискальная политика не совпадает с динамикой роста цен.

         Подтверждением того, что

стабильная национальная валюта выгодна

является часть приведённой выше цитаты из статьи «Быть ли терапии шоковой в Польше, ЧСФР и Венгрии»: "… Более или менее ста­билизирован курс злотого (пос­ле головокружительного паде­ния), кроны и форинта, все три валюты самостоятельно — без долларовых «костылей» – обслуживают внутренний рынок, они перестали быть «деревянными»".

         Также эта цитата косвенно подтверждает то, что ПРИЧИНОЙ роста цен в России после 90 г было ЗНАЧИТЕЛЬНОЕ снижение курса Рубля к Доллару США. Это же косвенно подтверждает другая цитата цитируемой статьи Домбровски в газете «Известия – Финансовые известия»: «Российское правительство с самого начала отказалось от же­сткого контроля заработной пла­ты и от постоянного курса руб­ля как антиинфляционных «яко­рей». Эти инструменты, конеч­но, не являются единственно не­обходимыми. Возможен так на­зываемый ортодоксный вариант стабилизационной программы, базирующийся прежде всего на денежной и бюджетной поли­тике». Я называю эти слова косвенным, а не прямым подтверждением, т.к. по «методу различия» при нахождении ПРИЧИНЫ, описанному в Учебнике по логике, должно быть наличие, а не отсутствие обстоятельства. В л. 4 на с. 157-158 написано:

     «Метод различия применяется тогда, когда рассматриваются два случая, различающиеся тем, что в первом случае явление а наступает, а во втором оно не наступает. При исследовании предшествующих обстоятельств установлено, что они как в пер­вом, так и во втором случае сходны во всех пунктах, кроме одного, который в первом случае присутствовал, а во втором отсутствовал (табл. 13).

Таблица 12

 

 

Случай

Предшествующие обстоятельства

Наблюдаемое явление

 

1

2                     <

ABCD

BCD

а

Вероятно, А есть причина а».

         Косвенно подтверждают слова Домбровски, что ПРИЧИНОЙ роста цен в России в 91 и последующих гг. являлось уменьшение курса Рубля к Доллару США то, что он считает постоянный курс Руб­ля "антиинфляционным «яко­рем»".

         То, что постоянный курс национальной валюты является ГЛАВНОЙ ПРИЧИНОЙ малого роста цен (малой «инфляции») подтверждает практика стран с привязкой курса национальной валюты к Доллару США. Особенно значительна эта зависимость проявлялась, когда Доллар в одиночку выполнял функцию мировых денег. Например, во время мирового финансового кризиса 97-98 гг. там, где национальная валюта была привязана к Доллару США, не было большого роста цен. Например, в Аргентине годовая «инфляция» в 97 и 98 гг. была 1 %. Напротив, в странах, где было большое падение курса национальной валюты, был большой рост цен (большая «инфляция»).

         И во время мирового финансового кризиса 08-09 гг. наблюдалась та же закономерность: большой рост цен (большая «инфляция») наблюдалась ТОЛЬКО в странах, где было большое падение курса национальной валюты, например в России.

         То, что в России ГЛАВНОЙ ПРИЧИНОЙ роста цен после 1991 г явился рост курса Доллара к Рублю показано в 2.5 и в следующих главах.

2.5. «Инфляция издержек» в России

         Из выше изложенного следует, что

в России с 92 по 02 гг. была «инфляция издержек» в соответствии с произведённым нами делением «инфляции», В ОСНОВНОМ, вызванная уменьшением инвалютного курса Рубля (девальвацией Рубля).

         Наиболее показательно это в 98 г, т.к. анализ макроэкономических показателей России в 98 г, приведённых в табл. 1, позволяет сделать вывод, что

в 1998 г рост курса Доллара США к Рублю (девальвация Рубля) явился ЕДИНСТВЕННОЙ ПРИЧИНОЙ роста цен,

если считать ПРИЧИНОЙ роста цен («инфляции») ТОЛЬКО макроэкономические показатели.

         Как видно из табл. 1, зависимость роста цен (индекса потребительских цен и индекса цен производителей промышленной продукции) от изменения курса Доллара к Рублю в другие годы прослеживается не так чётко, как в 98 г. ПРИЧИНА этого указана выше: это перманентный рост цен от одноразового увеличения курса Доллара, который может продолжаться и в последующие годы, и рост цен от индексации зарплаты, пенсии. Необходимость индексации зарплаты, пенсии для увеличения объёма производства (ВВП) в стране будет показана в последующих главах. Кроме того, более ярко выраженная зависимость роста цен от роста курса Доллара США к Рублю в 98 г объясняется более резким ростом курса Доллара (см. табл. 1) и малым влиянием других ПРИЧИН роста цен.

         То, что в 98 г не было «инфляции спроса», видно по уменьшению реальных располагаемых денежных доходов к предыдущему году

 и по незначительному увеличению денежной массы М2 в 98 г, о чём написано в 2.4. Необходимо заметить, что речь идёт именно об интегральном ПОНЯТИИ «инфляция спроса», т.к. в соответствии с нашим определением «инфляция спроса» вызывается факторами роста совокупного спроса. В дальнейшем будет показано, что в 98 г был рост цен отдельных товаров, вызванный ростом спроса на эти товары. Но так как совокупный рост спроса на отдельные товары был меньше совокупного уменьшения спроса на большинство товаров, то в результате совокупный спрос в России на конец 98 г по отношению к началу года уменьшился. При этом совокупным спросом считается спрос на все товары и услуги в денежном значении с учётом изменения уровня цен (как принято – комментарий в дальнейшем).

         Рассмотрим более подробно механизм роста цен в 98 г.

         Как показано выше (см. 2.2), рост курса Доллара привёл ВНАЧАЛЕ к росту цен импорта, затем к росту цен ОТЕЧЕСТВЕННЫХ товаров, где в качестве материальных ресурсов присутствовал импорт. Конкретно это видно из статьи в газете «Московская правда» от 26.11.98 под названием «Зима. Очень хочется кушать». Там написано: «… Я не хотел бы на­гнетать обстанов­ку, но без повы­шения цен на хлеб мы не обойдемся. Раз вырос курс доллара по отно­шению к рублю, неизбежно растут цены и на зерно, и на другие виды продовольствия внут­ри страны, и на импорт. Предсказать, насколько именно подорожает хлеб, очень сложно. Сейчас мы покупаем зерно уже на 20 процентов дороже, чем до августовского кризиса. Такова объективная реальность. Как будет скла­дываться ситуация дальше, какие цены потребуют наши товаропроизводители, а диктуют их именно они, покажет вре­мя. Естественно, правительство Моск­вы будет торговаться с ними, насколь­ко это возможно, защищая интересы москвичей. Но такая проблема есть, и скрывать ее не стоит» (первый заместитель руководителя  департамента Продовольственных ресурсов правительства Москвы  Александр Андреевич  РУСАНОВ).

         - Каждый день на полтинник дорожают яйца. Кивать только на зиму не приходится, потому что в прошлом году таких скачков не было... (корреспондент «МП» Берта БУХАРИНА)

         - Основные поставщики яйца – подмосковные  птицефабрики.

Всё, что касается централизованных поставок, идет по линии на­шего департамента, по догово­рам между Москвой и Москов­ской областью, мы нигде боль­ше яйцо не закупаем. Вот уже четвертый год московское пра­вительство оказывает птицефаб­рикам финансовую поддержку, дотируя производство яиц и мяса птицы. За счет дотации нам и удавалось сдерживать цены. Поскольку сейчас, в связи с кризисом, у правительства города тоже появились финансовые сложности, мы вынуждены были несколько уменьшить эту финан­совую поддержку. Цена растет и за счет подорожания главным образом  комбикорма».

         В этой статье не приведены другие подорожавшие вследствие роста цены импорта товары, например, колбаса, цена которой выросла из-за роста цены зарубежного мяса. К сожалению, Русанов не заметил, что цена многих товаров выросла из-за роста цены доставки, которая также относится к «инфляции издержек». Например, молоко. В статье названа другая причина роста цены молока.

         «- С  наступлением  ноября-декабря резко снижается производство  нату­рального молока – сырья для молоко­заводов. В этот период в большей сте­пени расходуется сухое молоко, поэто­му мы ежегодно закладываем страхо­вой запас на хранение. И сейчас его вполне достаточно для того, чтобы обес­печить москвичей молочной продукци­ей. Срок хранения сухого молока – шесть месяцев, и мы дополнительно за­купаем его, чтобы и дальше пополня­лись запасы.

         Наши молокозаводы производят даже больше продукции, чем ее тре­буется Москве, и реализуют ее в Под­московье, откуда мы берем в основ­ном молоко. К сожалению, далеко не все магазины напрямую работают с про­изводителями. Для покупателей гораз­до выгоднее, чтобы магазин брал про­дукцию у завода, минуя промежуточ­ное звено посредников, потому что любой посредник – это обязательно по­вышение цены. Больше или меньше, на 3 процента или на 10, но повышение. Там, где действует цепочка завод - ма­газин, там и цены ниже».

         Я считаю, что Русанов в этом месте или заблуждается, или сознательно вводит в заблуждение читателей. Действительно, «Там, где действует цепочка завод – ма­газин,  там и цены ниже», но они ведь всё равно выросли. В 98 г в Москве я покупал ТОЛЬКО молоко от производителя. Однолитровые мягкие пакеты молока дорожали: 22.06 – 2 Р 80 к, 4.07 – 3 Р, 11.09 – 3 Р 30 к, 16.10 – 3 Р 60 к, 7.11 – 3 Р 80 к, 14.11 – 4 Р 10 к, 22.11 – 4 Р 20 к, 28.11 – 4 Р 50 к. Как видно, молоко дорожало и до ЗНАЧИТЕЛЬНОГО роста курса Д. Я думаю, что молоко от производителя дорожало всегда из-за перманентного роста цены доставки (сюда в первую очередь входит рост цены бензина). Именно из-за рассмотренного выше вторичного, третичного и т.д. роста цены материальных ресурсов вследствие произошедшего раннее увеличения курса Д у производителей бензина увеличивались издержки, что приводило к постоянному удорожанию бензина; это приводило к росту цен на все товары и услуги в России. В ноябре молоко ДОПОЛНИТЕЛЬНО значительно подорожало в связи с постоянным сезонным удорожанием сельхозтоваров в соответствии с ГЗР: резкое уменьшение предложения сельхозтоваров приводит к значительному росту их цены. Возможно, что также произошло сезонное увеличение стоимости бензина, приведшее к увеличению цены доставки молока. Возможно, что ЗНАЧИТЕЛЬНОЕ суммарное удорожание молока от производителя 22 ноября по отношению к 4 июля (3 Р : 1 Р 20 к  = 250 %) вызвано ТАКЖЕ ростом цены трудовых ресурсов при производстве, доставке, продаже молока потребителям.

         Здесь необходимо отметить, что рост цены трудовых ресурсов (зарплаты) происходит не одновременно с одноразовым ЗНАЧИТЕЛЬНЫМ ростом ИПЦ (с «инфляцией»), а со значительным временным лагом. Хотя есть предприятия, где в коллективных договорах написано, что ИНДЕКСАЦИЯ зарплаты производится ежеквартально в соответствии с «инфляцией» (ростом ИПЦ).

         Что касается перекупщиков, то без них всё равно нельзя обойтись, т.к. невозможно отменить разделение труда по профессиям. Об этом свидетельствует наличие перекупщиков во всех странах. Отсутствие перекупщиков в России после 91 года у некоторых производителей – не от хорошей жизни и объясняется низкими зарплатами и пенсиями россиян.

         Именно из-за низких зарплат и пенсий МНОГИХ россиян в 92-99 гг. производители сдерживали рост цен, т.к. ПОНИМАЛИ, что в противном случае лишатся спроса. Это сдерживание роста цен производителями названо Д.Р. Белоусовым в л. 6 «нереализованный инфляционный потенциал». Комментарий в 2.1 и 2.6.

         Почему «Наши молокозаводы производят даже больше продукции, чем ее тре­буется Москве, и реализуют ее в Подмосковье» (см. цитату из статьи «Зима. Очень хочется кушать»), несмотря на очереди за дешёвым молоком, бывшими в 98 г? Я сам стоял в очередях за молоком по двадцать минут и больше. Потому, что у меня была маленькая зарплата, не позволявшая мне покупать ДОРОГОЕ молоко, которое г-н Русанов отправлял в Подмосковье из-за перепроизводства «дорогого молока» в Москве. Важно отметить, что перепроизводство характеризуется объёмом произведённого товара или услуги, который НЕ МОГУТ (но желают из-за хорошего качества) купить (в сумме) потребители по ПРЕДЛОЖЕННОЙ ЦЕНЕ. А этот объём зависит от покупательной способности населения, которая уменьшается при росте уровня цен (при «инфляции»).

С другой стороны перепроизводство характеризуется не только объёмом, но и минимальной ценой, по которой ВОЗМОЖНО производство. Об этом написано в 2.1. Но снизить цену «дорогого молока» до цены «дешёвого молока» было невозможно из-за большей себестоимости «дорогого молока». В то же время себестоимость и «дорогого», и «дешёвого» молока увеличивалась из-за «инфляции издержек», что сохраняло разницу в цене между «дорогим молоком» и «дешёвым молоком».

         Как отмечено в 2.2, дорожали также отечественные товары аналогичные подорожавшему импорту. Об этом следующая цитата из статьи «Зима. Очень хочется кушать»:

         - Ожидаются ли перебои с растительным маслом?

         - Нет,  никаких перебоев мы не ожидаем. Растительного мас­ла для розничной торговли впол­не достаточно, и оно сейчас про­должает поступать.  Мы закупа­ем его и по импорту, и в своих регионах – в Ставропольском и Краснодарском краях, в Волгог­радской и Оренбургской облас­тях. Москва еще летом проавансировала выращивание семечек. По 10 миллионов рублей  было выделено на это Волгоградской области, Ставрополью, Оренбургской области... В счет этих кредитов мы получаем масло. К сожалению, наши партнеры не всегда выдерживают графики поставок. Отгрузка началась, но не так активно как нам бы хо­телось.

         Закупать же растительное масло по импорту нам приходится из-за того, что отечественные производители не могут полно­стью обеспечить им Россию. При этом очень много семечек ухо­дит на экспорт. Производителям иногда выгоднее продать семеч­ки за доллары (выделено мной – ВИД). Тем более что до последнего времени экспорт семян подсолнечника не обла­гался пошлиной. Вот и получа­ется парадокс: масло везем по импорту, а семечки продаем.

         - Каково соотношение в процентах между импортными и отечественными поставками растительного  и животного масла?

         - Растительного масла – 50 на 50, а животного – импорта больше, чем отечественного. Что касается мяса, то в основ­ном закупаем его за рубежом, потому что животноводство в Российской Федерации находит­ся, к сожалению, в упадке. По официальной статистике, производство его сократилось почти наполовину, а в отдельных хо­зяйствах и областях даже боль­ше. Еще в советские времена у нас были очереди за мясом и маслом. Если то производство, с очередями, принять за сто про­центов, то представляете, что значит всего лишь половина от того количества. То есть все мясо остается там, где произ­водится. Сейчас нет никаких пла­новых установок по поставкам. Каждая администрация совер­шенно естественно заботится в первую очередь о том, чтобы накормить своё население. И

лишь остатки продаются. А их не более 40 - 50 тысяч тонн по всей России. В то время как толь­ко Москва потребляет за год 700 тысяч тонн.

         - Так будет  ли мясо в на­ших магазинах?

         - Непременно будет. Запа­сы его у нас сегодня даже не­сколько больше, чем на этот период прошлого года. Мы строго следим за поставками и по­треблением. Еженедельная ин­формация, которую мы отсле­живаем, сравниваем, в значи­тельной степени помогает регу­лировать рынок. Без такого ре­гулирования сейчас нельзя. И всякие разговоры о том, что рынок не должен регулироваться я считаю некомпетентными, или простым обманом. В разных странах Запада мы зна­комились с их опытом: жесто­чайшее регулирование со сторо­ны государства. Планируются посевы, контролируется ситуа­ция, установлены определенные экономические рычаги влияния на товаропроизводителей. Госу­дарство дает дотацию, поддер­живает  производителя там, где высокая себестоимость не позволяет удерживать нормальные цены. Это не административное регулирование, а разумное вме­шательство в интересах населе­ния…».

         Здесь необходимо задать вопрос: «Почему Русанов говорит, что запасы мяса "даже не­сколько больше, чем на этот период прошлого года"?». Ответ, мне кажется, очевиден: запасы мяса ОКАЗАЛИСЬ больше, т.к. в связи с уменьшением покупательной способности москвичей и ростом цены мяса, мясо стали покупать меньше.

         Также необходимо заметить. Рыночные отношения в СССР (России) вводили с целью ликвидации планового ценообразования от издержек (себестоимости). Считается, что рынок способствует снижению издержек. Однако не всё так просто. Комментарий в главе, посвящённой конкуренции, и в разделе Основы экономической теории ЗДРАВОГО СМЫСЛА сайта www.vdorkin.narod.ru. Русанов говорит о поддержке убыточных производств в странах с рыночной экономикой. А убыточными производства могут быть только в том случае, если цена не покрывает все издержки. Т.е. рынок не всегда может снизить издержки. Однако поддержку убыточных производств я считаю ошибочной, т.к. правильнее ПОЗВОЛИТЬ увеличить цены в соответствии с издержками с одновременной дотацией населения. Это объясняется тем, что практика всех стран свидетельствует, что товары и услуги, на которые ограничивают рост цен, дефицитны и их производство неэффективно. В моих письмах, размещённых на сайте www.vdorkin.narod.ru, делается вывод, что большая эффективность рыночной экономики, большая эффективность частных предприятий по отношению к государственным – в отказе от ограничения роста цен товаров и услуг частными предприятиями, которых большинство в рыночных экономиках.

         В письме от 1.11.01 Починку А.П., КОПИЯ Андрею Свитенко написано:

         У монетаристов нет доказательств превышения денежной массы над товарной массой в России. Утверждения, что превышение денежной мас­сы над товарной приводит к росту цен, а рост цен свидетельствует о превышении денежной массы над товарной напоминают "сказку про белого бычка". В математике это аналогично делению на ноль, когда можно до­казать, что 2 х 2 = 5.

Так как РОСТ ЦЕН НЕ СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ о превышении денежной массы над товарной массой, то РОСТ ЦЕН НЕ ЯВЛЯЕТСЯ    СВИДЕТЕЛЬСТВОМ  НЕБЛАГОПОЛУЧИЯ  В ЭКОНОМИКЕ .

Для большинства стран в настоящее время РОСТ ЦЕН – БЛАГО,

если он НЕ ВЫЗВАН УМЕНЬШЕНИЕМ курса национальной валюты к МИРОВЫМ ДЕНЬГАМ – Доллару США.

Можно сказать, что

ВСЕГДА рост уровня цен, связанный с ростом уровня доходов, ПОСЛЕ РОСТА УРОВНЯ ЦЕН – БЛАГО для экономики страны,

т.к. позволяет ЛИКВИДИРОВАТЬ НЕРАВНОМЕРНОСТЬ ОПЛАТЫ равных     затрат ОБЩЕСТВЕННО-НЕОБХОДИМОГО труда на разных     предприятиях. Комментарии в “Открытом письме Советнику Президента РФ Илларионову А.Н.” (л. 1, с. 96-97).

         О необходимости роста цен для роста производства в России написал также Д.Р. Белоусов во многих местах л. 6. К сожалению, открыто об этом он не пишет, а, напротив, пишет об условиях подавления «инфляции», что вызывает недоумение:

зачем бороться с ростом цен, если этот рост необходим?

Видно для Д.Р. Белоусова, так же как и для Е.Т. Гайдара (см. 2.4) , так же как для современных (2008 г) руководителей России  борьба с ростом цен важна сама по себе, в связи с чем борьба с ростом цен важнее роста производства.

         В цитируемом ниже отрывке статьи много и других недоразумений.

                «К механизму нового витка инфляции в 1998 г. и прогнозу на 1999 г. Осенью 1998 г. началось новое повышение инфляции, которое обещает принять устойчивый характер. Его особенности, позволяющие говорить о формировании нового инфляционного механизма, в частности, состоят в следующем.

                Скачкообразная динамика цен. Если начиная с февраля 1998 г. месячный индекс цен не превышал 101%, то в августе (практически, за одну последнюю неделю) он повысился до 103.7%, в сентябре - 138.4%.

                Генерирующий импульс со стороны валютного рынка. Раскручивание инфляции началось с потребительского рынка крупных городов. Практически темпы роста оптовых цен, являвшиеся ведущим элементом в инфляционных процессах 1993-1996 гг., только с октября стали оказывать заметное воздействие на динамику потребительских. Это показывает табл. 2.

Таблица 2

Основные индикаторы инфляции в июле-ноябре 1998 г. (в %)

 

 

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Индекс потребительских цен

Индекс оптовых цен

Темп роста валютного курса

100,2

 

99,2 100,5

103,7

 

98,8

108,5

138,4

 

107,5 216,9

104,5

 

105,9 109,1

105,7

 

105,1 103,0

                Относительно медленное распространение инфляционной волны в регионы. В результате этого после подавления первой волны инфляции (недельные темпы роста цен устойчиво снижались и с начала октября не превышали 100,5%, что близко к нормальным значениям, с учетом сезонного фактора) с конца сентября 1998 г. вновь началось ускорение динамики цен. В последнюю неделю октября темп роста потребительских цен составил 102,4%, а потребительские цены колебались за уровне 100,9-101,7%. Начало декабря 1998 г. ознаменовалось еще одним скачком, инфляции - 102,6% за первую же неделю (больше, чем за весь IV кв. 1997 г. - 101,8%).

                Такая динамика инфляционных процессов позволяет сделать следующие выводы.

                Во-первых, в рамках сложившегося механизма инфляции рост цен сдерживался двумя основными факторами – стабильным валютным курсом, игравшим роль ключевого антиинфляционного якоря, и ростом неплатежей. Так, за первое полу­дне 1998 г. кредиторская задолженность возросла в полтора раза. Соответст­венно рост цен в соответствии с инфляционным потенциалом был практически неизбежен при снятии любого из этих ограничений (дестабилизация валютного курса). Это же относится и к расшиванию неплатежей, связанному с денежной эмиссией, объективно необходимому для развития экономики страны.

                Во-вторых, поскольку инфляционный импульс проявился на потребительском рынке, перспективы подавления инфляции или ее перехода в затяжную форму критически зависят от темпов подтягивания динамики оптовых цен к потреби­тельским. Это в свою очередь означает, что ключевое значение в антиинфляцион­ной политике имеет контроль над ценами естественных монополий и производи­телей энергосырьевых ресурсов, динамика которых оказывает определяющее воз­действие на инфляцию издержек в российской экономике» (л. 6, с. 26-27).

         Прежде всего, вызывают недоумение приведённые в табл. 2 статьи темпы роста валютного курса. Во-первых, непонятно, какое ПОНЯТИЕ стоит за этим термином. Во-вторых, если речь идёт о курсе Доллара США к Рублю, то показатели должны быть другие: например, в соответствии с таблицей, приведённой в кратком статистическом сборнике «Россия в цифрах» (М., 2000) на с. 385:

МЕЖДУНАРОДНЫЕ СРАВНЕНИЯ

24.4. ДИНАМИКА ОФИЦИАЛЬНОГО КУРСА ДОЛЛАРА США ПО ОТНОШЕНИЮ К РОССИЙСКОМУ РУБЛЮ 1)

(на конец месяца)

 

 

 

Курс

 

Курс

 

руб./долл.

в процен-

руб./долл.

в процен-

 

США

тах к пре­дыдуще­му месяцу

 

США

тах к пре- дыдущему месяцу

1992

 

 

ноябрь

5919

100,5

декабрь

415

 

декабрь

5960

100,7

1993

 

 

19982)

 

 

декабрь

1247

102,7

январь

6,026

101,1

1994

 

 

февраль

6,072

100,8

декабрь

3550

109,8

март

6,106

100,6

1995

 

 

апрель

6,133

100,4

декабрь

4640

101,3

май

6,164

100,5

1996

 

 

июнь

6,198

100,6

январь

4732

102,0

июль

6,238

100,6

февраль

4815

101,8

август

7,905

126,7

март

4854

100,8

сентябрь

16,065

203,2

апрель

4932

101,6

октябрь

16,010

99,7

май

5014

101,7

ноябрь

17,880

111,7

июнь

5108

101,9

декабрь

20,650

115,5

июль

5191

101,6

1999

 

 

август

5345

103,0

январь

22,60

109,4

сентябрь

5396

100,9

февраль

22,86

101,2

октябрь

5455

101,0

март

24,18

105,8

ноябрь

5511

101,0

апрель

24,23

100,2

декабрь

5560

100,9

май

24,44

100,9

1997

 

 

июнь

24,22

99,1

январь

5629

101,2

июль

24,19

99,9

февраль

5676

100,8

август

24,75

102,3

март

5726

100,9

сентябрь

25,08

101,3

апрель

5762

100,6

октябрь

26,05

103,9

май

5773

100,2

ноябрь

26,42

101,4

июнь

5782

100,2

декабрь

27,00

102,2

июль

5798

100,3

2000

 

 

август

5830

100,6

январь

28,55

105,7

сентябрь

5860

100,5

февраль

28,66

100,4

октябрь

5887

100,5

март

28,46

99,3

1) По данным Банка России.

2) С 1998 г. с учетом изменения нарицательной стоимости российских денежных зна­ков, введенного с 1 января 1998 г.

         В сборнике «Россия в цифрах» (М., 2000) (с. 333) также приведёны другие по отношению к л. 6 индексы потребительских цен. Сведём в одну таблицу данные из этого сборника.

Таблица 2

1998 г

Июль

Август

Сентябрь

Октябрь

Ноябрь

Декабрь

ИПЦ

100,2

103,7

138,4

104,5

105,7

111,6

Динамика курса Р/Д

99,9

102,3

101,3

103,9

101,4

102,2

         В сборнике «Россия в цифрах» за 1999 г приводится график изменения ИПЦ и курса Доллара США в 98 г:

         Приведённые в табл. 2 на основе сборника «Россия в цифрах» данные и вышеприведённый рис. 3 подтверждают зависимость роста цен от роста курса Доллара (от девальвации Рубля) не только по результатам года, но и по месяцам, что является более строгим доказательством такой зависимости. Зависимость роста цен от роста курса Доллара подтвердил Д.Р. Белоусов, написав «Генерирующий импульс со стороны валютного рынка» (см. последнюю цитату из л. 6).

         Однако изучение этой зависимости по результатам изменения валютного курса в конце каждого месяца кажется ошибочной, т.к., например, в сентябре 98 г пик официального курса Доллара был 9 сентября: «01.09.98 – 9.3301; 02.09.98 – 10.8833; 03.09.98 – 12,8198; 04.09.98 – 13,4608; 05.09.98 – 16,99; 07.09.98 – 16,99; 08.09.98 – 18.900; 09.09.98 – 20,1250; 09.09.98 – 20,825; 10.09.98 – 15,7724; 11.09.98 – 12,8749; 12.09.98 – 11,4281; 14.09.98 –11,4281; 15.09.98 – 8,6707; 16.09.98 – 9,6117; 17.09.98 – 12,4509; 18.09.98 – 14,600… 30.09.98 – 15,7737» (л. 1, с. 130 Приложение к статье “от мифов к реальности”).

         ПРИЧИНОЙ более значительного роста потребительских цен (184,4 %) по отношению к росту цен промышленной продукции (123,2 %) в 98 г (см. табл. 1) является большая доля импорта в потребительских товарах по отношению к доли импорта в промышленных товарах («промышленные товары» – определение в БЭС л. 14 или «инвестиционных») в России. Об этом написано в л. 24: «Бурмистров В.Н., Холопов К.В. Внешняя торговля Российской Федерации: Учеб. пособие / Под ред. проф. В.Н. Бурмистрова. — М.: Юристъ, 2001. — 384 с.»:

                «В то же время 1997 год оказался переломным и для российского импорта. Определенная стабилизация и даже рост ВВП и совокупного внутреннего спроса, некоторое увеличение реальных доходов населе­ния и снижение мировых цен на ряд товаров российского импорта обусловили стремительный рост объемов импортных поставок. Темпы прироста импорта из стран дальнего зарубежья составили рекордную для 90-х гг. величину — 24%. Степень насыщения внутреннего рынка и розничного товарооборота импортной продукцией достигла максимального уровня. По некоторым позициям продовольственных това­ров и товаров народного потребления доля импортных поставок в общем балансе внутреннего потребления приблизилась к 100%» (с. 87-88).

         Этим же объясняется большая разница в изменениях цен производителей товаров и цен товаров в розничной сети в августе 98 г, о чём писала газета «Известия» 22 сентября 1998 г № 177:

     «Цены в России взлетели искусственно

Отпускные цены предприятий на потребительские товары опустились в августе на 1,2 процента, что является рекордным показателем за все годы реформ. Об этом сообщило агентст­во Интерфакс со ссылкой на Госкомстат РФ.

Парадокс: в то время как в августе зафиксировано невидан­ное в последние годы повышение цен на потребительском рын­ке (инфляция — 15 процентов), цены производителей заметно снизились.

Таким образом, статистика свидетельствует: нынешние це­ны на товары и услуги, мягко говоря, не соответствуют тенден­циям на предприятиях-производителях. Снижение отпускных цен российских предприятий связывают главным образом с удешевлением продукции топливно-энергетических отраслей. Так, цены в нефтедобывающей отрасли упали в августе на 13,6 процента, а тарифы на электроэнергию — на 3,4 процента.

А вот средняя зарплата в августе упала по сравнению с ию­лем на 22 рубля и составила 1077 рублей. По данным статис­тики, лучше всех оплачиваются работники газовой отрасли — 4839 рублей в месяц, самые бедные — работники сельского хо­зяйства — 454 рубля.                                              Дмитрий ДОКУЧАЕВ».

         Ошибочное заявление газеты «Известия», что «цены в России взлетели искусственно», объясняется непониманием редакции газеты, что измерение средних величин аналогично измерению средней температуры в больнице. По всему народному хозяйству России доля импорта в отпускных ценах предприятий значительно меньше, чем доля импорта в товарах розничной сети. Это и объясняет значительных рост цен на потребительском рынке (в торговой сети) в августе 98 г после значительного роста курса Доллара и отсутствие роста отпускных цен предприятий.

         Как было отмечено в 2.2 и выше, рост цены импорта в августе 98 г вызвал рост цен товаров и услуг, в которые импорт входит в качестве материальных ресурсов, поэтому подорожали не только мясо, но и колбаса, молоко и т.п. Большой рост ИПЦ по сравнению с ростом курса Р/Д в сентябре объясняется необходимостью временного промежутка, чтобы подорожали товары и услуги после роста цены материальных ресурсов, в качестве которых выступает импорт. Ведь на всех предприятиях есть запас материальных ресурсов, и необходимо время, чтобы они истощились, и появились материальные ресурсы по более высокой цене. Поэтому происходит запаздывание роста цен по отношению к произошедшему росту курса Доллара. Если хотите, произошедший с запаздыванием рост цен можно назвать «реализацией инфляционного потенциала валютного курса». Например, цена яиц в сентябре увеличилась после появления зарубежных комбикормов по более высокой цене. То же относится и к последующим месяцам 98 г, что наглядно показывает приведённый выше рис. 3.

         В дальнейшем происходил вторичный, третичный и т.д. рост цен от произошедшего в 98 г роста курса Доллара. Поэтому в 99 г рост цен был непропорционален росту курса Доллара, о чём свидетельствуют табл. 1 и рис. 4 («Россия в цифрах, 2000»):

На этом рисунке видна плавно возрастающая зависимость роста ИПЦ от времени, что может служить подтверждением вторичного, третичного и т.д. роста цен от ЗНАЧИТЕЛЬНОГО роста курса Доллара в 98 г.

         Как видно из табл. 1, в 99 г ИЦППП вырос значительно больше ИПЦ, и значительно больше чем вырос ИЦППП в 98 г. Это также может быть следствием вторичного, третичного и т.д. роста цен от ЗНАЧИТЕЛЬНОГО роста курса Доллара в 98 г. Ведь цена промышленных («инвестиционных») товаров больше зависит от цены материальных ресурсов, чем цена потребительских товаров. Поэтому ЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ рост курса Доллара в 98 г больше сказался на ИЦППП в 99 г, чем в 98 г, т.к. увеличение ИЦППП от увеличения курса Доллара вследствие более длительного роста цены материальных ресурсов продолжалось как в 98 так и в 99 гг. По этой же причине в 99 г ИЦППП вырос больше ИПЦ.

         Зависимость увеличения уровня цен («инфляции») от увеличения издержек, в том числе связанных с девальвацией национальной валюты (увеличением курса Доллара к национальной валюте) любой страны, в общем-то, очевидна. Это отмечено во многих книгах, о чём я не знал, когда в 02 г писал упомянутую книгу л. 1 и написал первый вариант статьи «О природе инфляции». Поэтому я «открывал Америку». Например, в книге «Экономика» содержатся те же выводы, которые изложены в книге л. 1 и в первом варианте статьи «О природе инфляции». В частности: в параграфе «Инфляция издержек» л. 16 на с. 525 написано: «Начиная с 70-х шоки издержек были вызваны преимущест­венно резкими изменениями цен на нефть и колебаниями валютных курсов. В 1973, 1978 и в течение некоторого непродолжительного времени в 90-х годах многие страны были обеспо­коены состоянием своей макроэкономики в связи с острым де­фицитом на нефтяных рынках. Резкое повышение цен на нефть привело к росту издержек производства предприятий. Последствия в каждом из трех случаев, описанных ниже, были разными, однако каждый раз за повышением цен на нефть сле­довала вспышка инфляции издержек» (выделено мной – ВИД).

         Те же выводы содержатся в книге "Экономический словарь". Под ред. А.И.Архипова, ТК "Велби", издательство "Проспект", 2004 г. (л. 25):  «ИНФЛЯЦИЯ ИЗДЕРЖЕК – один из видов инфляции, проявляющийся в росте цен на ресурсы, факторы производства, вследствие чего растут издержки производства и обращения, а также цены на выпускаемую продукцию.

         Причинами роста цен на ресурсы являются, как правило, изменение мировых цен на ресурсы и снижение курса отечественной валюты. Это отражается в росте цен на конкретные виды продукции (например энергоносители, импортируемые сырье и товары). В свою очередь, рост издержек на конкретный товар влияет на изменение цен на другие товары, т. к. для приобретения подорожавших товаров необходимо поднять цену на свой товар (выделено мной – ВИД).

         Причины возникновения инфляции издержек в различных странах зависят в значительной степени от фазы экономического развития, места, занимаемого страной на мировом рынке, и условий производства в конкретной стране. В странах с развитой рыночной экономикой развитие инфляции издержек ограничено высоким уровнем конкурентоспособности производителей и стабильностью курса национальной валюты».

         Примерно то же написал Д.Р. Белоусов: «…Хотя очевидно, что новому циклу инфляционных процессов присущ свой, новый механизм связи роста цен с другими воспроизводственными параметрами, связанными с тем, что инфляционный импульс пришел со стороны валютного курса, основные факторы, обусловливавшие инфляционные процессы в прошлом, сохраняют свою значимость и в настоящее время…» (л. 6, с. 18).

         О зависимости роста цен («инфляции») от роста цены импорта написано в Российской газете от 28 октября 1992 года в статье «Обуздаем цены – вытянем реформу»: «Еще более плачевны результаты проводимой прави­тельством курсовой полити­ки. Ориентация экономики на аукционный курс, опреде­ляемый эффективностью им­порта крайне незначительной товарной номенклатуры и ограниченными объемами ва­лютных операций на валют­ной бирже, становится самостоятельным фактором раск­ручивания инфляционной спирали — через цены на импортное продовольствие, сырье и товары народного потребления» (выделено мной – ВИД).

         О той же зависимости роста цен («инфляции») от роста курса Доллара к Рублю (уменьшения инвалютного курса Рубля) написано в приведённой в 2.2 цитате из статьи «Новая протокольная экономика» («Известия» 26 сентября 1998 года № 181), где приводится высказывание Виктора Владимировича Геращенко: «…Вариант второй: рубль продолжает па­дать, «заваливаясь» за отмет­ку 30 и больше, инфляция исчисляется пятью-шестью сотнями процентов со всеми вытекающими последствиями…».

         Поэтому непонятно, почему НИКТО, кому я писал, не согласились, что

увеличение курса Доллара США к Рублю привело к увеличению уровня цен («инфляции») и спаду производства в России.

А писал я Президентам России, премьер-министрам России, в министерства, ведущим экономистам России, депутатам и членам Федерального Собрания Российской Федерации, в редакции средств массовой информации.

         Возможно, это объясняется тем, что БОЛЬШИНСТВО из тех, кому я писал, не читало НОВЕЙШИЕ учебники по экономике, и тем, что сложно понять, что рост цены импорта приводит к росту цен ВСЕХ товаров и услуг.

         К сожалению, изложенное выше не понимают БОЛЬШИНСТВО россиян, считая источником роста цен («инфляции») после начала реформ исключительно Председателя Правления РАО «ЕЭС России» А.Б. Чубайса. БОЛЬШИНСТВО экономистов в качестве первопричины роста цен после 91 г к РАО «ЕЭС России» добавляют другие монополии, включая все естественные. Я считаю это ошибочным МНЕНИЕМ, т.к. все монополии вследствие роста курса Доллара к Рублю, так же как и остальные предприятия России, получали  ПОДОРОЖАВШИЕ чёрный и цветной металл, ПОДОРОЖАВШИЕ энергоресурсы, у них УВЕЛИЧИВАЛИСЬ  транспортные расходы, у них  УВЕЛИЧИВАЛАСЬ цена трудовых ресурсов, что ТРЕБОВАЛО роста цен (тарифов) всех монополий. При этом надо учитывать, что цены естественных монополий, включая РАО «ЕЭС России», контролирует  государство, что опровергает МНЕНИЕ большинства россиян, что источником всех бед является Анатолий Чубайс.

         Необходимо отметить, что обычно появление, изменение всякого явления, события вызвано несколькими ПРИЧИНАМИ, но почти всегда из них можно выделить ГЛАВНУЮ ПРИЧИНУ.

         В качестве примера приведём замечание Виктории Колосовой на высказывание Сергея Стиллавина на радиостанции «Маяк» 31 августа 09 г. Стиллавин сказал, что в связи с дождём затруднено движение машин. На это Колосова возразила, что движение затруднено, т.к. много машин в связи с приближением 1 сентября, когда дети с родителями должны быть в Москве. ПРИЧИНА Стиллавина – постоянна, а ПРИЧИНА Колосовой временная, но более значительная и её можно считать ГЛАВНОЙ ПРИЧИНОЙ затруднения движения автотранспорта в Москве 31 августа любого года в последние годы.

         В качестве другого примера главной причины можно привести радиостанцию, стремящуюся сравняться по количеству радиослушателей с другой радиостанцией. Предположим, что её работники НЕ ПОНИМАЮТ, что главная причина меньшего количества радиослушателей, это меньшее количество трансляционных пунктов. Поэтому они НЕ ПОНИМАЮТ, что устранение других причин, как то: лучшие ведущие, лучшая программная политика и т.д. – НИКОГДА  не позволит сравняться по количеству радиослушателей с радиостанцией, имеющей значительно большую территорию радиовещания.

         Ещё одним примером главной причины являются различные причины изменения температуры воздуха в приземных слоях атмосферы. Если воздух находится в ОТНОСИТЕЛЬНО стабильном состоянии, т.е. ПОЧТИ нет ветра, то ГЛАВНЫМИ ПРИЧИНАМИ изменения температуры воздуха являются солнце и облачность. Поэтому днём температура выше, чем ночью. Зимой при облачности дневная температура мало отличается от ночной температуры. При безоблачной погоде ночная температура может быть значительно меньше дневной, как зимой, так и летом. Однако, если ветер приносит тепло или холод, то температура может измениться в любое время суток. Причём величина изменения температуры зависит от мощности и температуры воздушного потока. Следовательно, воздушный поток является ГЛАВНОЙ ПРИЧИНОЙ изменения температуры воздуха, если он мощный. Если воздушный поток не мощный, то ГЛАВНОЙ ПРИЧИНОЙ изменения температуры воздуха является облачность, при её отсутствии – солнце.

         В качестве следующего примера главной причины возьмём старый прогнивший сосуд с жидкостью, имеющий массу протечек. Далее предположим, что следящие за этим сосудом после устранения всех существовавших протечек обнаруживают, что уровень жидкости в сосуде продолжает понижаться. Тогда они начинают искать другие протечки, не замечая, что не закрыт главный сливной кран. Хотя экономика России не похожа на прогнивший сосуд с жидкостью, но аналогию с рассмотренным нами явлением можно привести. Считается ПРИЧИНОЙ отсутствия конкуренции наличие коррупции. Это, по мнению ПОЧТИ ВСЕХ, является ПРИЧИНОЙ роста цен («инфляции») в современной России. О возможности конкуренции снизить рост цен («инфляцию») – ниже. Здесь отметим аналогию: коррупция, отсутствие конкуренции – масса протечек; увеличение курса Доллара – незакрытый главный сливной кран. О том, что коррупция не может быть ГЛАВНОЙ ПРИЧИНОЙ роста цен в 92-09 гг. является тот факт, что цены росли вне зависимости от результатов борьбы с коррупцией. Вряд ли можно утверждать, что в 98 г коррупции было больше, чем в 08 г, хотя «инфляция» по всем определениям в 08 г уменьшилась.

         Выше мы доказали, что ГЛАВНОЙ ПРИЧИНОЙ роста цен в 98 г явился значительный рост курса Доллара США к Рублю. Я думаю, что аналогичный вывод можно сделать и применительно к 92-00 гг. Что касается 90, 91 гг. и 21-ого века, то здесь вряд ли можно назвать главную причину роста цен. Хотя наше исследование механизма роста цен вследствие роста курса мировых денег к национальной валюте позволяет сделать вывод, что

всегда уменьшение курса национальной валюты к мировым деньгам (резервным валютам) приводит к увеличению уровня цен («инфляции»).

         Из рассмотренного механизма роста цен на отдельные товары вследствие роста курса Доллара становится ясно, почему при «инфляции издержек» цены на разные товары увеличиваются в неодинаковой пропорции. Это связано с разным увеличением издержек после роста курса Доллара. Подтверждение этому находим в газете «Известия» от 17 сентября 1998 г № 173 в статье «Цены на «Жигули» понеслись вскачь»:

         «Финансовый кризис заста­вляет повышать цены и дру­гих производителей малолит­ражек. Цены на автомобили «Москвич» за сентябрь вы­росли приблизительно на 50 процентов. «Москвич» в большей мере зависит от кур­са доллара, так как количест­во импортных комплектую­щих в моделях «Святогор» до­стигает 40 процентов. Эта модель с двигателем «Рено» обходится покупателям в 90 тысяч рублей против 57 тысяч до кризиса».

         Кроме того, имеет значение рентабельность производства: после увеличения издержек низкорентабельные производства вынуждены увеличивать цены, а высокорентабельные производства могут не поднимать цены, если прибыль не становится меньше нормальной прибыли.

         В связи с рассмотренным механизмом «инфляции издержек» возникает вопрос: "Почему А.И. Архипов в л. 20 утверждает: «В странах с развитой рыночной экономикой развитие инфляции издержек ограничено высоким уровнем конкурентоспособности производителей и стабильностью курса национальной валюты»?". Если со стабильностью курса национальной валюты можно согласиться, то утверждение о возможности конкуренции снизить «инфляцию издержек» вызывает большое сомнение. Это подтверждают проведённый нами анализ механизма «инфляции издержек» и приведённые цитаты из л. 16. Как «высокий уровень конкурентоспособности производителей» может уменьшить рост цен и связанную с этим «инфляцию издержек» после роста мировых цен на нефть? Конечно, товаропроизводители могут в первое время в борьбе за покупателя не увеличивать цены, уменьшая свою прибыль. Но при произошедшем росте цены нефти более чем в 2 раза не поможет никакое снижение прибыли и рентабельности. Поэтому в США, Англии и других странах произошёл значительный рост уровня цен после ЗНАЧИТЕЛЬНОГО роста цены нефти, что и констатировала л. 16: «…каждый раз за повышением цен на нефть сле­довала вспышка инфляции издержек» (с. 525).

         К сожалению, многие не понимают, что

конкуренция не может снизить цену ниже себестоимости плюс нормальная прибыль, за редким исключением.

         Что касается стабильности курса национальной валюты, то действительно существует прямая зависимость между величиной снижения курса национальной валюты к мировым деньгам и ростом уровня цен («инфляцией издержек»). Это показано выше. Кроме того, на величину роста уровня цен («инфляции») оказывает влияние количество импорта в совокупном потреблении потребительских товаров (товаров народного потребления) в стране. Я думаю, что справедливо утверждение:

«Чем больше уменьшение курса национальной валюты к мировым деньгам и чем больший процент потребления импорта в совокупном потреблении потребительских товаров в стране, тем больше в ней рост уровня цен («инфляция»)».

Кроме того, надо учитывать, что обычно «инфляцию» приравнивают к росту индекса потребительских цен, в связи с чем возникает прямая зависимость между процентом потребления импорта в совокупном потреблении потребительских товаров в стране и «инфляцией» как рост ИПЦ.

         Подтверждение утверждению в последней рамке мы найдём в газете «Финансовые известия» от 20 августа 1998 года № 61 (511) в статье «Инфляционные  последствия  девальвации можно минимизировать»: «Теперь главный вопрос: вызовет ли девальвация рубля адек­ватную инфляцию, то есть насколько поднимутся цены? Недавний пример Японии показывает, что можно провести почти 50-процентную девальвацию при инфляции всего 5—6%. Однако это возможно только в условиях емкого внутреннего рынка, как это имеет место в Японии. Ем­кость нашего рынка по отноше­нию к импорту значительно меньше, и инфляционные по­следствия будут гораздо больши­ми. Здесь скажется и многолет­ний опыт прошлого инфляцион­ного витка 1992—1995 гг., и длительное сосуществование в нашей экономике практически двух валют. Эти факторы спо­собны породить мгновенные и опасные инфляционные ожида­ния у значительной части насе­ления, вызванные падением кур­са рубля. Поэтому сейчас нужно выиграть время, чтобы первый шок улегся».

         Поэтому произошедшее в 98 г ЗНАЧИТЕЛЬНОЕ уменьшение курса Рубля к Доллару США привело к значительному росту цен товаров, потребляемых населением. Это ПОТРЕБОВАЛО значительного увеличения зарплаты, пенсии россиян. Зарплата была увеличена на многих предприятиях, что ПОТРЕБОВАЛО роста цен на этих предприятиях. Таким образом, «инфляция издержек» в России в 98 г была вызвана ростом цены материальных и трудовых ресурсов.

         В связи с выше написанным в России в 98 г рост цен был выше, чем в 96, 97, 99 и следующих годах.

         В л. 1 написано: «ПРАКТИКА всех стран УТВЕРЖДАЕТ, что

экономика разрушается ПОСЛЕ резкого увеличения курса Доллара;

чем сильнее меняется курс Доллара, тем сильнее разрушается экономика страны.

         ПРИЧИНА зависимости состояния экономики от ИЗМЕНЕНИЯ курса Доллара в том, что

Доллар выполняет ФУНКЦИЮ  МИРОВЫХ  ДЕНЕГ, заменив ЗОЛОТО.

Без мировых денег мировой Рынок товаров и услуг НЕВОЗМОЖЕН.

         Так как существует объективно необходимое разделение труда, то

ни одна страна не может обходиться без ИМПОРТА.

         Следовательно, для нормального функционирования экономик всех стран ИМПОРТ для всех стран не должен быть дороже отечественных товаров с теми же затратами труда, т.е. для всех стран должен выполняться Основной Закон Ценообразования (ОЗЦ) в условиях мирового Рынка:

«Уровень цен и уровень доходов всех стран должен быть пропорционален курсам национальных валют соответствующих стран».

         Поэтому необходимо заключить Мировое Валютное Соглашение о незыблемости курсов национальных валют всех стран относительно друг друга. Су­ществовавшие после Второй мировой войны СТАБИЛЬНЫЕ курсы национальных валют помогли БЫСТРО восстановить народное хозяйство всех стран, разрушенных войной» (с. 135-136).

ЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ  рост курса Доллара США к Рублю привёл к ЗНАЧИТЕЛЬНОМУ росту уровня цен («инфляции издержек») в России.

2.6. Механизм «инфляции» в статье Д.Р. Белоусова

         Рассмотрим схему «Принципиальных связей основных элементов инфляционного механизма», которую Д.Р. Белоусов приводит в л. 6 на с. 21 – см. рис. 1 в 2.1.

         Как отмечалось выше, первопричиной «инфляции» в России с 92 г был рост курса Доллара США к Рублю (девальвация Рубля), в том числе и бывший в 91 г, который и вызвал «структурно-технологическую несбалансированность экономики».

         Хотя надо признать, что структурно-технологическая несбалансированность экономики в СССР (России) существовала и до значительного (в 103,3 раза) роста курса Доллара в 91 г. Поэтому

точнее сказать, что рост курса Доллара США к Рублю увеличил структурно-технологическую несбалансированность экономики России после 90 г.

         Структурно-технологическая несбалансированность экономики СССР (России) до 91 г была вызвана «перестройкой», когда разрешили увеличивать цены ТОЛЬКО на некоторые товары. В результате увеличились денежные траты у населения при неизменной у многих зарплате, пенсии. Также возросли издержки на предприятиях, которые применяли подорожавшие материальные ресурсы; однако этим предприятиям не разрешили увеличивать цены. В результате был нарушен главный принцип социализма: «от каждого по способностям, каждому по труду». Или другими словами

в результате «перестройки» в экономике был нарушен социалистический принцип ценообразования в соответствии с издержками НА ВСЕХ предприятиях, что и вызвало структурно-технологическую несбалансированность экономики.

Это привело к «инфляции» (росту уровня цен) и спаду производства.

         Об этом же, не вдаваясь в подробности, написал Д. Р. Белоусов: «При структурно-технологической несбалансированности либерализация цен и открытие экономики закономерно обусловили резкое изменение ценовых пропорций, прежде всего – между энергосырьевыми и обрабатывающими отраслями, промышленностью и сельским хозяйством и т.д. …» (л. 6, с. 21). Здесь опять Белоусов спутал причину и следствие. В СССР до «перестройки» не было структурно-технологической несбалансированности, т.к. все цены устанавливались в соответствии с издержками. В этом были и положительные и отрицательные стороны. Комментарий в следующих главах.

         То, что девальвация Рубля явилась первопричиной «инфляции» в России подтвердил Д.Р. Белоусов, написав: «– Сочетание одновременной либерализации внутренних цен на энергоносители с либерализацией внешней торговли в условиях сильной недооценки, с точки зрения мирового рынка, энергоресурсов в (отечественной) экономике не могло не породить мощного инфляционного всплеска, с последующей инфляционной волной, вызванной коррекцией структуры цен…» (л. 6, с. 23). Ведь недооценка энергоресурсов с точки зрения мирового рынка возникла в результате девальвации Рубля.

         Не совсем понятна стрелка на схеме (см. рис. 1) к квадрату с названием «Изменение структуры». Для того, чтобы структурно-технологическая несбалансированность экономики привела к изменению структуры должна быть ПРИЧИНА, т.к.

без ПРИЧИНЫ не появится и прыщ (народная мудрость).

         Но эта часть схемы не имеет принципиального значения. Важнее рассмотреть передвижение к следующим квадратам схемы: «Инфляционное перераспределение доходов» и «Дефицит доходов товаропроизводителей». Я считаю ошибкой расположение квадратов в таком порядке. Сам Белоусов в тексте ставит впереди дефицит доходов: «…Одновременно спад производства сопровождался снижением эффективности (производительности труда, уровня загрузки мощностей и т.д.), что обусловило рост издержек и, соответственно, возникновение дефицита доходов товаропроизводителей» (л. 6, с. 21). Хотя надо отметить, что мы критиковали в 2.1 названную в этом месте Белоусовым ПРИЧИНУ дефицита доходов предприятий. В 2.1 отмечалось, что на самом деле ВНАЧАЛЕ возник рост издержек, что вызвало дефицит доходов и как следствие спад производства.

         Также возникает вопрос, как может возникнуть «инфляционное перераспределение доходов» без «инфляции», которой нет в начале рассматриваемой схемы механизма инфляции. Однако Белоусов опровергает свою схему, написав, что инфляционный потенциал «связан прежде всего с отмеченным разрывом между доходами и расходами предприятий реального сектора хозяйства» (л. 6, с. 21). Это подтверждает, что вначале должен быть дефицит доходов и затем инфляционное перераспределение доходов.

         На схеме (рис. 1) следующим после инфляционного перераспределения доходов и дефицита доходов товаропроизводителей показан инфляционный потенциал экономики. Странно, что перед этим нет квадрата «инфляция». Не понятно, как может появиться потенциал несуществующего явления. И только после появления и в процессе реализации «инфляционного потенциала экономики» в стране появляется «инфляция». Нонсенс. Хотя, очевидно, что Белоусов так не считает, а просто забыл показать на схеме квадрат инфляция в начале механизма. Об этом свидетельствует также с. 22 л. 6:

         «…Выбор между этими траекториями происходит в прямой зависимости от типа государственной экономической политики. Если она ориентирована на борьбу с инфляцией средствами монетарной политики, ведущими к снижению инфляции ниже уровня ее потенциала, то результатом оказывается спад производства. Когда же упор делается на эмиссионную поддержку промышленности – происходит рост инфляции, по крайней мере до уровня ее потенциала» (выделено мной – ВИД).

         Но и в этой цитате Белоусов сам себе противоречит: как можно снизить «инфляцию» ниже её потенциала, если она ещё не достигла своего потенциала. Скорее всего правильно было бы написать: «Если она ориентирована на борьбу с инфляцией средствами монетарной политики, препятствующими достижения инфляции ее потенциала, то результатом оказывается спад производства…».

         Здесь к месту рассмотреть термин «нереализованный инфляционный потенциал». В гл. 1 из прояснения слов, входящих в этот термин, был дан синоним этого термина, если ПОНЯТИЕ «потенциал» соответствует третьему значению, приведённому в Толковом словаре русского языка л. 8 (3. Внутренние возможности. Духовный п. человека). В гл. 1 также была критика приведённого Белоусовым неявного определения термина «нереализованный инфляционный потенциал» в приведённых значениях слов в связи с сомнением, что потенциал роста цен («инфляции») может реализоваться без роста цен [«…(если потенциал инфляции не реализовался в росте цен)…» – второй механизм реализации «инфляционного потенциала» (л. 6, с. 21)]. К изложенному в гл. 1 можно добавить, что, по-моему, ошибочное неявное определение термина «нереализованный инфляционный потенциал», данное Д.Р. Белоусовым, объясняется тем, что он, как Чапаев с Петькой, применил в одном словосочетании разные ПОНЯТИЯ к слову «инфляция» (в анекдоте речь шла о слове «корпус»). То есть Белоусов спутал разные ПОНЯТИЯ, выражающиеся одним словом «инфляция».

         У меня до обращения к словарю возникли сомнения, что я правильно понимаю выражение «нереализованный потенциал». Рассмотрим, как может реализоваться потенциал. «РЕАЛИЗОВАТЬСЯ (1 и 2 л. не употр.) – 1. Осуществиться (-вляться), исполниться (-няться) (книжн.). Намеченный план реализовался. 2. Обратиться (-ащаться) в деньгах (о ценностях) (спец.). ║ существительное реализация» (л. 8). «РЕАЛИЗОВАТЬСЯ, реализуюсь, реализуешься, сов. и несов. (книжн.). 1. Стать (становиться) реальным, действительным, осуществиться (осуществляться), оказаться (оказываться) примененным в жизни. Все наши предположения реализовались. 2. Обратиться (обращаться) в деньги (о ценностях). Заем успешно реализовался. 3. несов. Страд. к реализовать» (Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д. Н. Ушакова. Т. 1. М., 1935; Т. 2. М., 1938; Т. 3. М., 1939; Т. 4, М., 1940. (Переиздавался в 1947-1948 гг.); Репринтное издание: М., 1995; М., 2000).

         Потенциал как «Физическая величина, характеризующая силовое поле в данной точке» (1 знач. л. 8) реализуется, т.е. проявляет себя, при внесении в силовое поле соответствующего индикатора, например, для электростатического поля – электрического заряда. Однако выражение «потенциал электростатического поля реализовался», по-моему, звучит не по-русски. Ведь электростатический потенциал итак реален, поэтому о нём нельзя сказать, что он стал действительным (Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д. Н. Ушакова).

         Потенциал как «Степень мощности в каком-нибудь отношении, совокупность каких-нибудь средств, возможностей» (2 знач. л. 8) реализуется, если реализуются характеризующие потенциал предметы. Например,  для военного потенциала это ресурсы для ведения войны или ядерные боеголовки. Также и экономический потенциал страны [«способность наличных трудовых и материальных ресурсов страны обеспечить максимально возможный уровень производства продукции и услуг. Различают трудовой потенциал (трудовые ресурсы) и материально-вещественные ресурсы» (БЭС л. 14)] реализуется, при реализации характеризующих его предметов. Но можно ли сказать, что реализовался трудовой потенциал страны? Скорее всего, можно.

         Потенциал как «Внутренние возможности» (2 знач. л. 8) также реализуется, если реализуются характеризующие потенциал предметы. Например, духовный потенциал реализуется, когда реализуются силы духа человека.

         Рассмотрим, как реализуется «инфляционный потенциал». Для этого рассмотрим методику расчета «инфляционного потенциала», приведённую Белоусовым в л. 6 на с. 25-26. Там сначала рассчитывается «инфляционный потенциал» для отраслей: «… 3. Уровень инфляционного потенциала принимается равным отношению необходимого валового дохода к реально полученному». Затем: «… 5. Инфляционный потенциал экономики в целом получается, как агрегат отраслевых потенциалов роста цен, полученных в результате схождения описанной выше итерационной процедуры». Из этого можно заключить:

« Инфляционный потенциал – это агрегат роста цен на всех предприятиях страны, НЕОБХОДИМЫХ для нормального воспроизводства товаров и услуг».

При этом в отличие от Белоусова будем считать нормальным воспроизводством не обязательно «простое» воспроизводство, а может быть и расширенное воспроизводство, если необходимо, чтобы производство товара или услуги увеличивалось. Необходимость увеличения производства зависит от РАЗНИЦЫ между спросом и предложением, бывшей до произошедшего роста цен (уровня цен). О том, что часто спрос бывает больше предложения и в рыночной экономике в дальнейшем.

         Так как в соответствии с ГЗР цена зависит от РАЗНИЦЫ между спросом и предложением, то цены у предприятий, где продукция пользуется повышенным спросом, должны быть намного больше себестоимости, в отличие от предприятий, где спрос не намного больше предложения.

         Из рассмотрения методики расчета «инфляционного потенциала» можно сделать вывод, что в этом термине «инфляция» означает рост цен, т.к. по-Белоусову (в этом месте) «инфляционный потенциал» реализуется в росте цен.

         Несмотря на отмеченное выше и другие различия в понимании механизма «инфляции» в рассматриваемой статье Д.Р. Белоусова и мною, в общих чертах это понимание одинаково. Отметим, в чём ещё проявляется различие и согласие в понимании нами с Белоусовым механизма «инфляции». Для этого ещё раз рассмотрим  цитату из л. 6, с. 25:

                «Механизм формирования инфляционного потенциала выглядит следующим образом. Удорожание затратообразующих ресурсов (энергоносителей, рабочей силы, сырья и материалов, услуг транспорта и др.) означает для предприятий прямой рост номинальных затрат, а следовательно, сужение (при условии постоянного объема производства, полной оплаты за потребляемые ресурсы, стабильных цен на выпускаемую продукцию и т.п.) располагаемых доходов, вплоть до убыточности. Соответственно возникает объективная потребность в балансировании оттока финансовых ресурсов за счет повышения цен, что равнозначно извлечению инфляционного дохода. Заметим, что блокирование такого повышения цен (эффект "подавленной инфляции предложения"), как уже говорилось, автоматически предопределяет либо спад производства, либо скачок неплатежей, либо падение рентабельности, что и наблюдалось на практике».

         Как было показано в 2.1, невозможно блокирование повышения цен, т.к. невозможно воспроизводство при цене издержек больше цены продажи. Однако при увеличении издержек, если их цена не достигла себестоимости плюс нормальная прибыль, вначале происходит снижение рентабельности, если невозможно увеличить цену продажи, например, если производитель товаров и услуг является ценополучателем. Таким образом формируется «инфляционный потенциал», который может реализоваться в росте цен ТОЛЬКО при увеличении (платёжеспособного) спроса.

         В гл. 1 было написано: «…при «инфляции спроса» цены часто возрастают не зависимо от «потенциала инфляции», а в зависимости от желания и возможностей (в соответствии с законами страны) производителей получить дополнительный доход. С другой стороны часто рост производства товара (услуги) невозможен без роста его цены». Это объясняется тем, что часто увеличение объёма производства связано с увеличением издержек. Однако бывает, что можно увеличить объём производства без увеличения издержек. Поэтому я и написал, что часто цены увеличиваются только в соответствии с желанием получить дополнительную прибыль.

         Необходимость роста цен для нормального воспроизводства, т.е. реализация «инфляционного потенциала» объясняется обязательным ростом издержек при переходе к нормальному воспроизводству. У Белоусова написано: «1. В поотраслевой разбивке рассчитывается (на основе межотраслевых балансов) уровень доходов, необходимый для покрытия удорожания производственных ресурсов и финансирования капитальных вложений на уровне, обеспечивающем простое воспроизводство (покрытие выводимых основных фондов). Прочие платежи из прибыли при этом берутся на фактически сложившемся уровне» (л. 6, с. 24). Дело в том, что себестоимость величина плавающая. Себестоимость может уменьшаться за счёт снижения цены трудовых ресурсов, не соблюдения регламента ремонтных (профилактических) работ, что приводит к ухудшению качества. Также себестоимость может снижаться за счёт снижения качества из-за нарушения технологической дисциплины, замены материальных ресурсов на менее дорогие и менее качественные. Поэтому при росте издержек из-за роста цены материальных ресурсов себестоимость и цена может оставаться прежней за счёт ухудшения качества продукции, в том числе за счёт снижения цены трудовых ресурсов. Это приводит к накоплению «инфляционного потенциала». Увеличение цен до себестоимостей, необходимых для нормального воспроизводства, плюс нормальная прибыль в масштабах всей страны приводит к реализации «инфляционного потенциала».

         При увеличении издержек от материальных ресурсов больше снижения себестоимости за счёт снижения цены трудовых ресурсов и ухудшения качества продукции при нулевой прибыли обязательно происходит рост цен из-за того, что «возникает объективная потребность в балансировании оттока финансовых ресурсов за счет повышения цен» (см. последнюю цитату из л. 6, с. 25) (невозможно воспроизводство при цене продаж меньше цены издержек). Если при возросшей цене товар или услуга не покупается, или покупается в недостаточном для его производства количестве, то производство этого товара (услуги) прекращается.

         Статистика (см. табл. 1) свидетельствует, что, несмотря на монетарную политику ограничения роста доходов, в России наблюдался большой рост цен (большая «инфляция»), что подтверждает, что описанный мною механизм роста цен при росте издержек из-за роста цены материальных ресурсов происходит независимо от монетарной политики ограничения роста доходов. В результате повышения цен в полном соответствии с ростом издержек сохраняется прежний «инфляционный потенциал», реализация которого зависит только от увеличения (платёжеспособного) спроса.

         Как будет показано в последующих главах,

объём производства зависит от спроса, который зависит в том числе от покупательной способности населения.

Частично это было показано в 2.1. В 2.4. утверждалось, что спад производства при росте издержек происходит вследствие монетарной политики ограничения роста доходов. Необходи